Портрет мужчины

  • Дата написания:
Картина в Лувре работы неизвестного

Его глаза — подземные озера,
Покинутые царские чертоги.
Отмечен знаком высшего позора,
Он никогда не говорит о Боге.

Его уста — пурпуровая рана
От лезвия, пропитанного ядом.
Печальные, сомкнувшиеся рано,
Они зовут к непознанным усладам.

И руки — бледный мрамор полнолуний,
В них ужасы неснятого проклятья,
Они ласкали девушек-колдуний
И ведали кровавые распятья.

Ему в веках достался странный жребий —
Служить мечтой убийцы и поэта,
Быть может, как родился он — на небе
Кровавая растаяла комета.

В его душе столетние обиды,
В его душе печали без названья.
На все сады Мадонны и Киприды
Не променяет он воспоминанья.

Он злобен, но не злобой святотатца,
И нежен цвет его атласной кожи.
Он может улыбаться и смеяться,
Но плакать… плакать больше он не может.


Материалы к стихотворению:

Галерея


Переводы:

Английский язык

Болгарский язык

Немецкий язык

Словацкий язык

Эстонский язык

Грузинский язык


А вот еще у Гумилёва:

Неизвестность

Замирает дыханье, и ярче становятся взоры / Перед странно-волнующим ликом твоим, Неизвестность / Как у путника, дерзко вступившего в дикие горы / И смущенного видеть еще неоткрытую местность. В каждой травке намек на возможность немыслимой встречи, / Этот грот - обиталище феи всегда легкокр...

Сон

Застонал я от сна дурного / И проснулся, тяжко скорбя. / Снилось мне - ты любишь другого, / И что он обидел тебя. Я бежал от моей постели, / Как убийца от плахи своей, / И смотрел, как тускло блестели / Фонари глазами зверей. Ах, наверно таким бездомным / Не блуждал ни один человек /...

1905, 17 октября

Захотелось жабе черной / Заползти на царский трон, / Яд жестокий, яд упорный / В жабе черной затаен. Двор смущенно умолкает, / Любопытно смотрит голь, / Место жабе уступает / Обезумевший король. Чтоб спасти свои седины / И оставшуюся власть / Своего родного сына / Он бросает жабе...

Зачарованный викинг, я шел по земле…

Зачарованный викинг, я шел по земле, / Я в душе согласил жизнь потока и скал, / Я скрывался во мгле на моем корабле, / Ничего не просил, ничего не желал. В ярком солнечном свете - надменный павлин, / В час ненастья - внезапно свирепый орел, / Я в тревоге пучин встретил остров ундин, / Я...

Стокгольм

Зачем он мне снился, смятенный, нестройный, / Рожденный из глубин не наших времен, / Тот сон о Стокгольме, такой беспокойный, / Такой уж почти и нерадостный сон... Быть может, был праздник, не знаю наверно, / Но только все колокол, колокол звал; / Как мощный орган, потрясенный безмерно, /...

Думы

Зачем они ко мне собрались, думы, / Как воры ночью в тихий мрак предместий? / Как коршуны, зловещи и угрюмы, / Зачем жестокой требовали мести? Ушла надежда, и мечты бежали, / Глаза мои открылись от волненья, / И я читал на призрачной скрижали / Свои слова, дела и помышленья. За то, что...

В четыре руки

Звуки вьются, звуки тают... / То по гладкой белой кости / Руки девичьи порхают, / Словно сказочные гостьи. И одни из них так быстры, / Рассыпая звуки-искры, / А другие величавы, / Вызывая грезы славы. За спиною так лениво / В вазе нежится сирень, / И не грустно, что дождливый / П...

Красное море

Здравствуй, Красное Море, акулья уха, / Негритянская ванна, песчаный котел! / На утесах твоих, вместо влажного мха, / Известняк, словно каменный кактус, расцвел. На твоих островах в раскаленном песке, / Позабыты приливом, растущим в ночи, / Издыхают чудовища моря в тоске: / Осьминоги, т...

В Бретани

Здравствуй, море! Ты из тех морей, / По которым плавали галеры, / В шелковых кафтанах кавалеры / Покоряли варварских царей. Только странно, я люблю скорей / Те моря суровые без меры, / Где акулы, спруты и химеры - / Ужас чернокожих рыбарей. Те моря... я слушаю их звоны, / Ясно вижу и...