О Гумилёве…


  • Гумилёвский след в повести шанхайского мариниста Б. Я. Ильвова «Летучий Голландец»

    Елена Куликова
    “Рассматривается повесть шанхайского писателя Бориса Ильвова «Летучий Голландец». Ильвов видится продолжателем традиций Николая Гумилёва. Именно «морскую» линию творчества Гумилёва отразил Ильвов, использовав близкие ему мотивы и сюжеты. В статье анализируется легенда о Летучем Голландце в тексте Ильвова. Отмечается также, что Ильвов не только откликнулся на гумилёвские образы в своем произведении, но и использовал необычную внешность Гумилёва для создания своего героя – «Летучего Голландца». Повесть Ильвова, ориентированная на философские воззрения и поэтику Гумилёва, позволяет увидеть метафорически обозначенные пути русской эмиграции, для которой Восток становится началом новой жизни.„
  • Сюрреалистическое пространство баллады Николая Гумилёва «У цыган»

    Елена Куликова
    “Анализируется сюрреалистическое пространство баллады Н. Гумилёва «У цыган», выделяются такие черты его баллад, как фрагментарность повествования; совмещение ирреальных миров, один из которых просвечивает сквозь другой; двоящиеся персонажи (в некоторых случаях человекозвери); драматический финал. Двойственность лирики Н. Гумилёва – сочетание «классической ясности» и сюрреалистического «безумия» – происходит из его любви к французской поэзии во всех ее обертонах: и поэтов гармонии Ш. Леконта де Лиля и Т. Готье, и «темного», путаного и сложного А. Рембо, поэта «сумасшедших», порой диссонирующих образов. «У цыган» можно увидеть как балладу, поскольку сюжет текста включает в себя свойственные Гумилёву балладные мотивы.„
  • Неизвестные экспромты Гумилёва

    Роман Тименчик
    “Заслуги Гумилёва в выработке чеканных форм стиха, строгой и продуманной композиции строфы и целого стихотворения известны каждому, кто знаком с историей русской поэзии.„
  • Nikolaj Gumilev

    Ренато Поджиоли
    “The son of a navy doctor, Nikolaj Gumilev was bom in 1886 in the arsenal city of Kronstadt. He started his literary career very early, and when he was twenty-two he had already published two collections of poems, The Way of the Conquistadors (1905) and Romantic Flowers (1908). He briefly studied Romance philology at the Sorbonne, and in 1909 he was one of the founders of the Petersburg literary review Apollo, which a few years later became the organ of Acmeism. The acknowledged leader of that movement, Gumilev also helped to establish in Petersburg a “guild” of young poets. It was in that period of time that he married the poetess Anna Akhmatova (from whom he was divorced in 1918) and published the most important collection of his youth, Pearls (1910). Obsessed by a spirit of adventure, and perhaps influenced by Kipling (as he was to be later influenced by D’Annunzio, to whom he addressed an ode during the Fiume affair), he dreamed of an African empire for Russia. After an earlier voyage, he returned in 1913 to Somaliland and Abyssinia, this time at the head of an ethnographical and geographical expedition organized by the Russian Academy of Sciences. He reflected his experience of the dark continent in many of his ensuing books, starring with Foreign Sky (1912), which contained, among many other things, a scries of Abyssinian songs.„
  • Герой ее романа

    Елена Сорокина
    “Светлой памяти Елены Юрьевны Раскиной.„
  • Миф об Адаме в лирике Н. С. Гумилёва

    Антон Филатов
    “В статье рассматривается значение образа Адама для художественного мира Н. С. Гумилёва. Библейский предок является не только эталоном поэта-акмеиста, но и универсальным мифологическим прототипом для героев гумилёвской лирики.„
  • Аксиология пространства и времени в адамическом мифе Н. C. Гумилёва

    Антон Филатов
    “Рассматриваются ценностные параметры пространства и времени в стихотворениях Н. С. Гумилёва, участвующих в формировании авторского адамического мифа.„
  • Мотив «Гибели зверя» в лирике В. Хлебникова и Н. Гумилёва

    Елена Тузова
    “В статье впервые рассматривается значимый для поэтического сознания Н. Гумилёва и В. Хлебникова мотив. Общность выполняемых указанным мотивом функций не только позволяет констатировать сближение художественных систем двух очень разных поэтов, но и иллюстрирует характерную для начала XX в. тенденцию к философскому осмыслению истории и культуры, к мышлению символами и архетипами.„
  • Буддистические ноты в творчестве Николая Гумилёва, услышанные с помощью Николая Рериха

    Владимир Мельников
    “Вспомним «Рассказ девушки» 1905 года[1] : <…> И в этот миг с далёких гор Ко мне спустился странник дивный, В меня вперил он взор призывный, Могучей негой полный взор. И пел красивый чародей: «Пойдём со мною на высоты, Где кроют мраморные гроты Огнём увенчанных людей. «Их очи дивно глубоки, Они прекрасны и воздушны, И духи неба так послушны Прикосновеньям их руки. «Мы в их обители войдём При звуках светлого напева И там ты будешь королевой, Как я могучим королём. <…>».„
  • Гумилёвы и Рерихи: генезис идей в пространстве эпохи

    А. Жлудова
    “Наследие Гумилёвых и Рерихов, внёсших весомый вклад в культуру России, ставит перед современными исследователями ряд вопросов. Решение некоторых из них подается в статье.„

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 > >>