Воин Агамемнона

  • Дата написания:

Смутную душу мою тяготит
        Странный и страшный вопрос:
Можно ли жить, если умер Атрид,
        Умер на ложе из роз?

Все, что нам снилось всегда и везде,
        Наше желанье и страх,
Все отражалось, как в чистой воде,
        В этих спокойных очах.

В мышцах жила несказанная мощь,
        Нега — в изгибе колен,
Был он прекрасен, как облако, — вождь
        Золотоносных Микен.

Что я? Обломок старинных обид
        Дротик, упавший в траву.
Умер водитель народов, Атрид, —
        Я же, ничтожный, живу.

Манит прозрачность глубоких озер,
        Смотрит с укором заря.
Тягостен, тягостен этот позор —
        Жить, потерявши царя!


Материалы к стихотворению:

Критика

  • Вячеслав Иванов.
    Жемчуга. Н. Гумилёва
    Подражатель не нужен мастеру; но его радует ученик. Независимого таланта требует от ученика большой мастер, и на такой талант налагает послушание: в свободном послушании мужает сила. Н. Гумилев не напрасно называет Валерия Брюсова своим учителем: он — ученик, какого мастер не признать не может; и он — еще ученик.
  • Лев Войтоловский.
    Парнасские трофеи (отрывок)
    Все решительно таинства постиг, очевидно, Н. Гумилев. Маги, кудесники и чародеи, зелья и наговоры, «немыслимые травы» и «нездешние слова» так и кишат в его стихах. Одному лишь таинству он не сумел научиться — таинству неподдельной поэзии.
  • Василий Львов-Рогачевский.
    Н. Гумилёв. Жемчуга
    Н. Гумилев. Жемчуга. Стихи. Обложка работы Д. Кардовского. Кн-во «Скорпион». Ц. 1 р. 50 к.

Переводы:

Английский язык

Азербайджанский язык


Видео:


А вот еще у Гумилёва:

Рондолла

Ребенок с видом герцогини, / Голубка сокола страшней, - / Меня не любишь ты, но ныне / Я буду у твоих дверей. И там стоять я буду, струны / Щипля и в дерево стуча, / Пока внезапно лоб твой юный / Не озарит в окне свеча. Я запрещу другим гитарам / Поблизости меня звенеть. / Твой пер...

Основатели

Ромул и Рем взошли на гору, / Холм перед ними был дик и нем. / Ромул сказал: "Здесь будет город". / "Город, как солнце" - ответил Рем. Ромул сказал: "Волей созвездий / Мы обрели наш древний почет". / Рем отвечал: "Что было прежде, / Надо забыть, глянем вперед". "Здесь будет цирк, - про...

Рощи пальм и заросли алоэ...

Рощи пальм и заросли алоэ, / Серебристо-матовый ручей, / Небо, бесконечно-голубое, / Небо, золотое от лучей. И чего еще ты хочешь, сердце? / Разве счастье - сказка или ложь? / Для чего ж соблазнам иноверца / Ты себя покорно отдаешь? Разве снова хочешь ты отравы, / Хочешь биться в огн...

Рядами тянутся колонны…

Рядами тянутся колонны / По белым коридорам сна. / Нас путь уводит потаенный / И оглушает тишина. Мы входим в залу исполинов, / Где звезды светят с потолка, / Где три крылатые быка / Блуждают, цоколи покинув; Где, на треножник сев стеклянный, / Лукаво опустив глаза, / Бог с головою...

Обещанье

С протянутыми руками, / С душой, где звезды зажглись, / Идут святыми путями / Избранники духов ввысь. И после стольких столетий / Чье имя - горе и срам, / Народы станут, как дети, / И склонятся к их ногам. Тогда я воскликну: "Где вы, / Ты, созданная из огня, / Ты помнишь мои обеты ...

С тобой мы связаны одною цепью…

С тобой мы связаны одною цепью, / Но я доволен и пою, / Я небывалому великолепью / Живую душу отдаю. А ты поглядываешь исподлобья / На солнце, на меня, на всех, / Для девичьего твоего незлобья / Вселенная - пустой орех. И все-то споришь ты, и взоры стро...

С тобой я буду до зари…

С тобой я буду до зари, / На утро я уйду / Искать, где спрятались цари, / Лобзавшие звезду. У тех царей лазурный сон / Заткал лучистый взор; / Они - заснувший небосклон / Над мраморностью гор. Сверкают в золоте лучей / Их мантий багрецы, / И на сединах их кудрей / Алмазные венцы....

Жизнь

С тусклым взором, с мертвым сердцем в море броситься со скалы, / В час, когда, как знамя, в небе дымно-розовая заря, / Иль в темнице стать свободным, как свободны одни орлы, / Иль найти покой нежданный в дымной хижине дикаря! / Да, я понял. Символ жизни - не поэт, что творит слова, / И не ...

Сады души

Сады моей души всегда узорны, / В них ветры так свежи и тиховейны, / В них золотой песок и мрамор черный, / Глубокие, прозрачные бассейны. Растенья в них, как сны, необычайны, / Как воды утром, розовеют птицы, / И - кто поймет намек старинной тайны? - / В них девушка в венке великой жри...