Но в мире есть иные области…

  • Дата написания:

Но в мире есть иные области,
Луной мучительной томимы.
Для высшей силы, высшей доблести
Они навек недостижимы.

Там волны с блесками и всплесками
Непрекращаемого танца,
И там летит скачками резкими
Корабль Летучего Голландца.

Ни риф, ни мель ему не встретятся,
Но, знак печали и несчастий,
Огни святого Эльма светятся,
Усеяв борт его и снасти.

Сам капитан, скользя над бездною,
За шляпу держится рукою,
Окровавленной, но железною,
В штурвал вцепляется — другою.

Как смерть, бледны его товарищи,
У всех одна и та же дума.
Так смотрят трупы на пожарище,
Невыразимо и угрюмо.

И если в час прозрачный, утренний
Пловцы в морях его встречали,
Их вечно мучил голос внутренний
Слепым предвестием печали.

Ватаге буйной и воинственной
Так много сложено историй,
Но всех страшней и всех таинственней
Для смелых пенителей моря —

О том, что где-то есть окраина —
Туда, за тропик Козерога! —
Где капитана с ликом Каина
Легла ужасная дорога.


А вот еще у Гумилёва:

Ворота рая

Не семью печатями алмазными / В Божий рай замкнулся вечный вход, / Он не манит блеском и соблазнами, / И его не ведает народ. Это дверь в стене, давно заброшенной, / Камни, мох, и больше ничего, / Возле - нищий, словно гость непрошенный, / И ключи у пояса его. Мимо едут рыцари и латник...

Не Царское Село — к несчастью…

Не Царское Село - к несчастью, / А Детское Село - ей-ей! / Что ж лучше: быть царей под властью / Иль быть забавой злых детей?

Четыре лошади

Не четыре! О, нет, не четыре! / Две и две, и "мгновенье лови",- / Так всегда совершается в мире, / В этом мире веселой любви. Но не всем вечеровая чара / И любовью рождаемый стих! / Пусть скакала передняя пара, / Говорила она о других; О чужом... и, словами играя, / Так ненужно была ...

Нежданно пал на наши рощи иней…

Нежданно пал на наши рощи иней, / Он не сходил так много-много дней, / И полз туман, и делались тесней / От сорных трав просветы пальм и пиний. Гортани жег пахучий яд глициний, / И стыла кровь, и взор глядел тускней, / Когда у стен раздался храп коней, / Блеснула сталь, пронесся крик эр...

Нежно небывалая отрада…

Нежно-небывалая отрада / Прикоснулась к моему плечу, / И теперь мне ничего не надо, / Ни тебя, ни счастья не хочу. Лишь одно бы принял я не споря - / Тихий, тихий, золотой покой / Да двенадцать тысяч футов моря / Над моей пробитой головой. Что же думать, как бы сладко нежил / Тот пок...

Смерть

Нежной, бледной, в пепельной одежде / Ты явилась с ласкою очей. / Не такой тебя встречал я прежде / В трубном вое, в лязганьи мечей. Ты казалась золотисто-пьяной, / Обнажив сверкающую грудь. / Ты среди кровавого тумана / К небесам прорезывала путь. Как у вечно-жаждущей Астреи, / Взор...

Уста солнца

Неизгладимы, нет, в моей судьбе / Твой детский рот и смелый взор девический, / Вот почему, мечтая о тебе, / Я говорю и думаю ритмически. Я чувствую огромные моря, / Колеблемые лунным притяжением, / И сонмы звезд, что движутся горя, / От века предназначенным движеньем. О, если б ты всег...

Некто некогда нечто негде узрел…

Некто некогда нечто негде узрел...

Телефон

Неожиданный и смелый / Женский голос в телефоне, - / Сколько сладостных гармоний / В этом голосе без тела! Счастье, шаг твой благосклонный / Не всегда проходит мимо: / Звонче лютни серафима / Ты и в трубке телефонной!