Миры Николая Гумилёва

  • Дата:
теги: стихи, биография

«Ещё не раз вы вспомните меня
И весь мой мир, задумчивый и странный»[1].

В этом году исполняется 130 лет со дня рождения Николая Гумилёва. И хочется более подробно остановиться на проблемах, волновавших его. Интерес к его творчеству существовал всегда, но возрождаться начал в конце 80-х гг. XX в., поскольку появилась масса публикаций о жизни и творчестве поэта. Вдумчивому и серьёзному читателю самому предлагалось разобраться в обилии этих материалов.


Николай Гумилёв — один из известнейших поэтов начала XX в., мэтр стиха. Но, несмотря на значительный вклад в развитие русской литературы, его имя долгие годы оставалось в тени, вне поэзии «серебряного века».

Наследие Николая Гумилёва представляет читателю:
  1. тему (мир) странствий и неведомых русскому человеку земель;
  2. интимную лирику;
  3. тему России (столичной и провинциальной — с покосившимися деревянными домами, старыми усадьбами, с огромнейшими садами и парками);
  4. философско-религиозные поиски путей осмысления человеческого и вселенского бытия и др.
Тема дальних странствий в поэзии Николая Гумилёва уже неоднократно была объектом внимания как российского, так и зарубежного литературоведения и критики. О ней писали С. Чупринин [2], В. Бронгулеев [3], Вяч. Иванов [4], В. Енишерлов [5], А. Давидсон [6], А. Г. Струве [7], Ю. Зобнин [8], Е. Куликова, А. Гомер.

Об интимной лирике написано много статей. Поэтому стоит более подробно остановиться на теме России и религиозно-философских поисках путей осмысления поэтом Истины.

Гумилёв всю жизнь искал свой, идеальный мир, стремясь постичь непознанное и недосягаемое, поставив это жизненной целью. Но, к сожалению, среди перипетий рубежа веков и войн так и не сумел найти.

Когда началась I—ая мировая война, Гумилёв не мог оставаться в стороне и, простившись с женой и маленьким сыном, ушёл добровольцем на фронт. Во время сражений он показал себя как настоящий мужчина, воин. И стихи этого периода легли в основу сборника «Колчан», показав весь ужас жизни на войне.

Как собака на цепи тяжёлой,
Тявкает за лесом пулемёт,
И жужжат шрапнели, словно пчёлы,
Собирая ярко-красный мёд [9].

Сборник «Колчан» объединил «военные» стихи поэта, которые написаны простым и звучным языком. Несмотря на то, что темы совсем не новые, автор сумел воплотить их в стихи, придав последним поэтическую красоту. Родина, находящаяся в опасности, события, происходящие как в её пределах, так и вне, всё это отражается в стихах поэта, для всего подобраны соответственные обрамления. Гумилёв не романтизировал войну. Он показал её такой, какой видел, — но в то же время он не описывает подробно кровопролитные бои, поражения солдат. Поэт показал служивого таким же тружеником на поле битвы, как и на ниве среди просторов родной земли.

Тружеников, медленно идущих
На полях, омоченных в крови,
Подвиг сеющих и славу жнущих.
Ныне, Господи, благослови [10].

В приведенном выше отрывке, говоря о тружениках «…на полях, омоченных в крови», автор подбирает слова ранее ему не присущие, он рисует образы, не свойственные для раннего творчества.

Русский солдат всегда знал, что если в дом пришли враги, то его нужно защищать. И Гумилёв, как русский воин, будучи от природы храбрым человеком, бесстрашно защищал вместе с другими Отечество от врагов.

Золотое сердце России
Мерно бьётся в груди моей [11].

Анна Ахматова, находясь в это время вдали от мужа, переживала за него, беспокоилась, и эти переживания отразились в её творчестве:

Мы на сто лет состарились, и это
Тогда случилось в час один:
. . .
Так молюсь за твоей литургией
После стольких томительных дней,
Чтобы туча над тёмной Россией
Стала облаком в славе лучей [12].

Переосмысление духовных ценностей, обретение новых идеалов происходит именно в военное время, поскольку, наблюдая каждодневно военный быт, тяжесть окопной жизни и кровопролитных боёв, страдания солдат, Гумилёв рассматривает уже другие проблемы, — проблемы философского характера, которые в полной мере отразились в позднем творчестве. Наряду с военными стихами показана мирная Русь со столичным или провинциальным укладом жизни. Тема России показана лишь мимолетно, как бы искорками, именно искорками, чтобы вспыхнуть ярким костром в одноименном сборнике. Автор показал, как живёт русский народ, переживает, волнуется о своей судьбе и своём будущем, т.е. о «человечьей жизни настоящей». Поскольку русские всегда были верующими, даже в дохристианские времена, для них вера в бога была неотъемлемой частью жизни:

Крест над церковью взнесён
Символ власти ясной, Отеческой
И гудит малиновый звон
Речью мудрой, человеческой [13].

Несмотря на то, что Гумилёв надел на себя маску конквистадора — смелого и бесстрашного воина, к середине «странствия земного» она сдвинулась, показав истинную сущность поэта. Стало явным, что он умеет не только завоёвывать неизведанные земли, но и почитать прошлое России, православные ценности.

Поскольку речь идёт о религии и её атрибутах — крест в христианстве означает самый главный знак, поскольку является символом Христа, его распятия, а значит христианской веры и Церкви, и в таком качестве крест получил наибольшее распространение. Где бы ни утверждалось христианство как религия, крест становился обязательной частью церковной символики.

В дальнейшем тема России показана в стихотворении «Заблудившийся трамвай» и своеобразным «Огненным столпом» устремляется ввысь В указанном выше стихотворении автор является своеобразным преемником А. С. Пушкина. Мотивы «Капитанской дочки» и «Медного всадника» как бы сливаются воедино. Хотя автор вначале описывает современность, упоминая современную для его времени лексику: «вагоновожатый», «трамвай», «вагон»:

Мчался он бурей тёмной, крылатой,
Он заблудился в бездне времен…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон.

тем не менее мы видим гумилёвских героев, попавшими в пушкинскую эпоху, хоть и в зеркальном отражении. Происходит смещение времен:

. . .
Машенька, ты здесь жила и пела,
Мне, жениху, ковёр ткала [14].
Я же с напудренною косой —
Шёл представляться императрице
И не увиделся вновь с тобой.

Несмотря на внешний лиризм, это стихотворение все же философского характера. Религиозно-философские искания Гумилёва полной мерой отразились в нём:

Понял теперь я: наша свобода
Только оттуда бьющий свет…[15].

Философско-религиозный мир также объёмно-необъёмен, поскольку встречается почти во всех сборниках, начиная с ранних, но проявился основательно в сборнике «Огненный столп». Всю жизнь Гумилёв был занят поисками Истины и её познанием. Поэт рано начал прокладывать свою тропинку в поисках Истины. Он всю жизнь искал Истину и стремился познать её, в последнем сборнике это нашло отражение в полной мере. Раскрылась ещё одна грань таланта Гумилёва — философское осмысление Истины. Вначале это довольно мрачный мир, несмотря на встречающееся моментами буйство красок, поскольку во многих произведениях встречается образ Люцифера : «Там, где похоронен старый маг», «Мой старый друг». Этот мир мрачен потому, что поэт в юности увлекался мистическими науками, и это отразилось в его творчестве.

Но когда воздушный лунный знак
Побледнеет, шествуя к паденью,
Снова станет трупом старый маг,
Люцифер — блуждающею тенью[16].

Образ Люцифера, как падшего ангела, занимает одно из ведущих мест в раннем творчестве поэта. Люцифер у него «...старый друг, …верный дьявол».

Гумилёв, как никто другой, сумел объединить в одно целое религию, мифологию и философию. И это нашло отражение в «Поэме Начала».

Считая В. Брюсова — учителем, Гумилёв наследует заветы символизма, и это находит отражение в его раннем творчестве, поскольку преобладают мрачные мотивы. Это объясняется тем, что в основе философии символистов лежало «воспевание зла» (см. Ш. Бодлер «Цветы зла»). Таким образом, Гумилёв в это время находился ещё под влиянием символизма.

Позже Гумилёв отходит от символистских традиций и создаёт новое течение — «акмеизм» (с греч. — цветущая пора), посредством которого он воспевает Красоту, славит жизнь, отображая всё в слове, причём в высоком слове. Он возвысил Слово над «низкой жизнью». Поэт преклонил пред ним колени — как мастер, всегда готовый к продолжению ученичества, к послушанию и подвигу, как ученик свято верующий в возможность научиться волшебству, стать мастером в ряду мастеров. Он всё в себе подчинил Слову, всего себя отдал ему в бессрочное служение.

Уже с юных лет Гумилёв ставил перед собой почти невыполнимые задачи и всегда претворял их в жизнь. Благодаря своей целеустремлённости, воле, он стал мужественным, упорным человеком. И образ такой же целеустремленной личности он отразил в своём творчестве. Именно о таком герое рассказал Ф. Ницше на страницах своего произведения «Заратустра». Ницше устами своего героя сказал, что любит «… тех, кто не ищет за звёздами основания, чтобы погибнуть и сделаться жертвою — а приносит в жертву земле, чтобы земля некогда стала землёю сверхчеловека» [17]. Он считал: «Пусть же ваша воля говорит: да будет сверхчеловек смыслом жизни!» [18]. Поэт искал свой идеальный мир и такого же идеального героя. Он хотел воплотить в своём лирическом герое, как обычные человеческие качества, так и сверхъестественные свойства. И это ему удалось, идеалом для Гумилёва стал Иисус Христос. В своём творчестве поэт очень точно показал его образ.

Семья Гумилёвых, как большинство дворянских родов России, была глубоко религиозной. Сам поэт воспитан в строгих традициях православной морали. Иисус Христос — идеал для Гумилёва с детства. Его образ (Иисуса), а также библейские герои и сюжеты нашли отражение в творчестве поэта: «Христос», «Ворота рая», «Молитва», «Сон Адама», «Ангел-хранитель», «Рай», «Деревья» и многие другие. В них автор показал, насколько он смиренно и покорно принимает божественный мир:

Есть бог, есть мир, они живут вовек,
А жизнь людей — мгновенна и убога.
Но всё в себе вмещает человек,
Который любит мир и верит в бога [19].

Возможно, строками

Я не прожил, а протомился
Половину жизни земной,
И, господь, вот ты явился
Невозможной такой мечтой [20].

Гумилёв стремился освободиться от всего лишнего: от соблазнов цивилизации, от пороков, что мешают жить и наслаждаться служению Богу, и искуплению грехов человеческих.

В мой самый лучший, светлый день,
В тот день Христова Воскресенья,
Мне вдруг примнилось искупленье,
Какого я искал везде [21].

Своей смертью поэт искупил свои земные грехи, поскольку расплатился жизнью за преступление, которого не совершал.

Литература

1. Н. Гумилёв. Стихотворения и поэмы. — Л.: Сов. писатель, 1998. С. 366.
2. С. Чупринин. Из твёрдого камня. Судьба и книги Николая Гумилёва// Октябрь. — №3. 1989.
3. В. Бронгулеев. Посредине странствия земного. — М.: Мысль, 1995.
4. Вяч. Вс. Иванов. Звёздная вспышка (Поэтический мир Н.С.Гумилёва) // Гумилёв Н.С. Стихи; Письма о русской поэзии. — М., 1990. С. 3-42.
5. В. Енишерлов. Жизнь и стихи Николая Гумилёва / Гумилёв Н. Стихи. Поэмы. — Тбилиси: «Мерани», 1988.
6. А. Давидсон. Муза странствий Николая Гумилёва. — М.: Гл. изд-во восточной лит-ры, 1990.
7. Г. Струве. Творческий путь Гумилёва. Собрание сочинений в 4-х тт. — М.: Терра, 1990. Т.2. С. IV-XLV.
8. Ю. Зобнин. Странник духа / В сб.: Н.С.Гумилёв: Pro et contra / Сост. Вступ. ст. и прим. Ю. В. Зобнина. — СПб: РХГИ, 2000. С. 5-52.
9. Н. Гумилёв. Стихотворения и поэмы. — Л.: Сов. писатель, 1998. С. 213.
10. Там же, С. 213.
11. Там же, С. 235.
12. А. Ахматова. Стихотворения и поэмы. — Л.: Советский писатель, 1976. — с. 115.
13. Н. Гумилёв. Стихотворения и поэмы. — Л.: Сов. писатель, 1998. С. 255.
14. Там же, с. 331-332.
15. Там же, с. 332.
16. Там же, с. 94.
17. Ф. Ницше. Сочинения в 2-х тт. — М.: Рипол классик, 2000. — Т.2, С.10.
18. Там же, С.8.
19. Н. Гумилёв. Стихотворения и поэмы. — Л.: Сов. писатель, 1998. С. 217.
20. Там же, С. 238.
21. Там же, С. 239.