Надменная Лера и печальная Лаик в поэме Н. Гумилёва «Гондла»

Источник:
  • «Русская речь», 2010, № 1
Материалы по теме:

Драматургия О Гумилёве…
теги: пьесы, биография, Лариса Рейснер, Гондла

В начале 1916 года Николай Гумилёв написал драматическую поэму «Гондла» о крещении ирландцами язычников-исландцев. Поэт обсуждал пьесу с Ларисой Рейснер в период их романа. «Не случайно же в своих письмах к ней он называл Ларису Михайловну именем героини “Гондлы” — Лери...» [1].

А. И. Алексеева в исследовании «Красно-белый роман. Лариса Рейснер в судьбе Николая Гумилёва и Анны Ахматовой» отмечает: «Гумилёв — любитель восточной поэзии, он взял себе имя “Гафиз” и подписывается под письмом именем этого персидского поэта. Ларису тоже давно окрестили именем «Лери», и оно будет встречаться в его восточных поэмах («Дитя Аллаха») и в пьесах из древней истории («Гондла»)» [2. С. 201].

Рассмотрим имя главной героини поэмы «Гондла» в окружении изобразительно-выразительных средств и выявим текстовую канву этой лексемы: ее метафоры и эпитеты.

Имя Лера часто упоминалось Николаем Гумилёвым в различных источниках. В письме к Ларисе Рейснер от 23 сентября 1916 года есть такая строка: «Что я прочел? Вам скучно, Лери» [1] (Курсив здесь и далее наш — Н.В.). Лера — имя главной героини, которую в списке действующих лиц поэмы «Гондла» автор обозначил так: «Лера, она же Лаик, знатная исландская девушка». Имя Лера не относится к норманнским, но в поэме автор использует именно его. Лера — сокращенный вариант имени Валерия (от лат.) — «здоровая, сильная... Она противоречива в оценке событий и людей, непостоянна в своих намерениях» [3].

По замыслу Гумилёва, главная героиня «Гондлы» как раз и обладает названными чертами. С ее именем в поэме сочетаются эпитеты: милая («И, наверное, милая Лера / Свой смирить догадается гнев»), покорна, тиха, печальна («Пусть покорна она и тиха, / Но печальнее мы не видали»), несчастная («Чтобы я и несчастная Лера / Друг на друга посмели взирать»), а также надменная дева {«Лера, Лера, надменная дева, / Ты, как прежде, бежишь от меня!»), гордая («Что мне гордая Лера дневная / На огромном вспененном коне...»), бесконечно чужая («А меня, бесконечно чужую / Мысли, сердцу и сну твоему, / Посади меня в башню глухую...»), злая и веселая («Боги неволят / Леру быть и веселой и злой»).

Сочетание лебедь кровавый свидетельствует о том, с каким трагическим образом она себя отождествляет. Обращаясь к мужу, Лера говорит о себе: «Я приду к ним как лебедь кровавый, / Напою их бессмертным вином / Боевой ослепительной славы...».

Метафоры и сравнения, рисующие этот образ, имеют как положительный (весела. как могучее лето, и вольна, как морская вода; от солнца бывает пьяна, любовью и солнцем пьяна; счастье меряю полною мерой), так и отрицательный смысл {из меди сердце Леры, и голос как рог).

О себе главная героиня восклицает: «Я свивалась узлом от печали». Эта развернутая метафора показывает глубину ее страданий.

Гумилёв использует и развернутую метафору, внутри которой есть сравнение: «Я сама, как валькирия, буду / Перед строем летать на коне». В скандинавской мифологии воинственные богини валькирии (др.-исл. valkyrja — букв, «выбирающая мертвых, убитых»), подчинены Одину и участвуют в распределении побед и смертей в битвах [4]. Такой характеристике Леры соответствует фразеологизм за горло хватаю судьбу. (Ср.: брать за горло): рассказывая о себе, она говорит мужу: «Счастье меряю полною мерой / И за горло хватаю судьбу».

Имя Лера не «обрастает» в поэме ни суффиксами, ни префиксами. Однако и полный вариант {Валерия) в произведении не употреблен. Николай Гумилёв наделяет героиню не только противоречивыми чертами, но и вторым именем Лаик. Поэт использует новаторский подход, давая ей два имени сразу, обосновывая содержанием произведения выбор каждого из них.

Имя Лаик очень похоже на кельтское, и Гумилёв в заметках к «Гондле» писал: «Замечу еще, что изобретенное мною тайное имя героини Лаик, по указанию профессора А.А. Смирнова, крайне близко к кельтскому слову Лаих, что значит герой, богатырь». В героических песнях «Старшей Эдды» валькирии приобретают черты женщин-богатырок [4], то есть автор сам указывал на то, что имя Лаик «изобретено» им. Значит, Лаик — авторский неологизм Николая Гумилёва.

Текстовую канву этой лексемы составили эпитеты печальная («А печальную Лаик ночную / Знает только седая луна»; «А потом лебединая стая / Будет петь надо мною всегда / Про печальную девочку Лаик, / Что моей не была никогда»), знакомая («Это имя мне дивно знакомо и такая знакомая ты»), одинокая («Ты не Лера, ты девочка Лаик, / Одинокая в этой стране»), ненаглядная девочка («С ненаглядною девочкой Лаик / Ночью будем мы плакать вдвоем»). Героиня во время смены дня и ночи

уверяет Гондлу: «Я пока еще Лаик, не Лера /Я верна обещаньям любви». Смысл этой фразы в том, что днем героиня жестока, коварна, а ночью нежна и открыта в любви.

Имя Лаик также похоже и на латышско-литовское мифологическое Лайма, это означает «олицетворение рока, счастья и судьбы, богиня свадьбы и родов...» [5], однако значение имени не совсем удачно вплетается в канву произведения, именно поэтому, возможно, Лайма не используется автором: по сюжету Лера оказалась родной сестрой Гондлы, значит, по закону не могла стать его женой. Оттенок ласкательности в имени Лаик, созвучном с именами Лера, Лара, Лайма, нравился Гумилёву.

Прототипом Леры стала Лариса Рейснер. «Я часто скачу по полям, крича навстречу ветру Ваше имя, — писал ей Гумилёв 8 ноября 1916 года. — Снитесь Вы мне почти каждую ночь. И скоро я начинаю писать новую пьесу, причем, если Вы не узнаете в героине себя, я навек брошу литературную деятельность» [2. С. 198]. Почему тогда автор не использует в поэме имя Лара, краткое от Ларисы? В словаре «Русские имена в исторических лицах, церковных и народных праздниках, пословицах и приметах», составленном Н.И. Решетниковым, сказано: Лариса (с греч. — Прелестная. Приятная; чайка). Производные: Лара, Ларенька, Ларушка, Ларочка, Риса, Рисочка, Риска, Лариска, Л арка [6].

Гордая Лера в поэме имеет мало общего с «прелестной» и «приятной», поэтому авторский выбор имени Лера, а не Лара, оправдан, связан с развитием идейно-художественного содержания произведения.

Имена Лера-Лаик органично переплетаются в поэме, создавая наиболее полное представление о героине.

Литература

1. Гумилёв Н. С. Соч. В 3 т. М., 1991.
2. Алексеева А. И. Красно-белый роман. Лариса Рейснер в судьбе Николая Гумилёва и Анны Ахматовой. М., 2008.
3. Словарь имен. М., 1988. С. 192-193.
4. Мифы народов мира. Энциклопедия. М., 1994. Т. 1. С. 211.
5. Энциклопедический словарь. Репринтное воспроизведение издания. Ф. А. Брокгауз — И. А. Ефрон. М., 1991. Т. 33. С. 256.
6. Русские имена в исторических лицах и церковных праздниках, пословицах и приметах / Сост. Н. И. Решетников. М., 2002. С. 236.

Материалы по теме:

Драматургия

О Гумилёве…