Об Адонисе с лунной красотой…

Об Адонисе с лунной красотой…

Об Адонисе с лунной красотой,
О Гиацинте тонком, о Нарциссе,
И о Данае, туче золотой,
Еще грустят Аттические выси.

Грустят валы ямбических морей,
И журавлей кочующие стаи,
И пальма, о которой Одиссей
Рассказывал смущенной Навзикае.

Печальный мир не очаруют вновь
Ни кудри душные, ни взор призывный,
Ни лепестки горячих губ, ни кровь,
Стучавшая торжественно и дивно.

Правдива смерть, а жизнь бормочет ложь.
И ты, о нежная, чье имя — пенье,
Чье тело — музыка, и ты идешь
На беспощадное исчезновенье.

Но, мне, увы, неведомы слова —
Землетрясенья, громы, водопады,
Чтоб и по смерти ты была жива,
Как юноши и девушки Эллады.


А вот еще у Гумилёва:

Я всю жизнь отдаю для великой борьбы…

Я всю жизнь отдаю для великой борьбы, / Для борьбы против мрака, насилья и тьмы. / Но увы! Окружают меня лишь рабы. / Недоступные светлым идеям умы. Они или холодной насмешкой своей, / Или трусостью рабской смущают меня, / И живу я во мраке не видя лучей / Благодатного, ясного, светлого...

Синяя звезда

Я вырван был из жизни тесной, / Из жизни скудной и простой, / Твоей мучительной, чудесной, / Неотвратимой красотой. И умер я... и видел пламя, / Невиданное никогда: / Пред ослепленными глазами / Светилась синяя звезда. Преображая дух и тело, / Напев вставал и падал вновь, / То гово...

Предложенье

Я говорил - ты хочешь, хочешь? / Могу я быть тобой любим? / Ты счастье странное пророчишь / Гортанным голосом своим. А я плачу за счастье много, / Мой дом - из звезд и песен дом, / И будет сладкая тревога / Расти при имени твоем. "И скажут - что он? Только скрипка, / Покорно плачущая...

Я до сих пор не позабыл…

Я до сих пор не позабыл / Цветов в задумчивом раю, / Песнь ангелов и блеск их крыл, / Ее, избранницу мою. Стоит ее хрустальный гроб / В стране, откуда я ушел, / Но так же нежен гордый лоб, / Уста - цветы, что манят пчел. Я их слезами окроплю / (Щадить не буду я свое), / И станет ро...

Ужас

Я долго шел по коридорам, / Кругом, как враг, таилась тишь. / На пришлеца враждебным взором / Смотрели статуи из ниш. В угрюмом сне застыли вещи, / Был странен серый полумрак, / И точно маятник зловещий, / Звучал мой одинокий шаг. И там, где глубже сумрак хмурый, / Мой взор горящий б...

Тот другой

Я жду, исполненный укоров: / Но не веселую жену / Для задушевных разговоров / О том, что было в старину. И не любовницу: мне скучен / Прерывный шепот, томный взгляд, - / И к упоеньям я приучен, / И к мукам горше во стократ. Я жду товарища, от Бога / В веках дарованного мне / За то,...