Персидская миниатюра

Другие исполнители:

Персидская миниатюра

Когда я кончу наконец
Игру в cache-cache со смертью хмурой,
То сделает меня Творец
Персидскою миниатюрой.

И небо, точно бирюза,
И принц, поднявший еле-еле
Миндалевидные глаза
На взлет девических качелей.

С копьем окровавленным шах,
Стремящийся тропой неверной
На киноварных высотах
За улетающею серной.

И ни во сне, ни на яву
Невиданные туберозы,
И сладким вечером в траву
Уже наклоненные лозы.

А на обратной стороне,
Как облака Тибета чистой,
Носить отрадно будет мне
Значок великого артиста.

Благоухающий старик,
Негоциант или придворный,
Взглянув, меня полюбит вмиг
Любовью острой и упорной.

Его однообразных дней
Звездой я буду путеводной,
Вино, любовниц и друзей
Я заменю поочередно.

И вот когда я утолю,
Без упоенья, без страданья,
Старинную мечту мою
Будить повсюду обожанье.


А вот еще у Гумилёва:

Сказка

На скале, у самого края, / Где река Елизабет, протекая, / Скалит камни, как зубы, был замок. На его зубцы и бойницы / Прилетали тощие птицы, / Глухо каркали, предвещая. А внизу, у самого склона, / Залегала берлога дракона, / Шестиногого, с рыжей шерстью. Сам хозяин был черен, как в де...

На ступенях балкона…

На ступенях балкона / Я вечером сяду, / Про век Наполеона / Слагая балладу. И пронесут знамена / От Каэра к Парижу. / На ступенях балкона / Я их не увижу.

Озеро Чад

На таинственном озере Чад / Посреди вековых баобабов / Вырезные фелуки стремят / На заре величавых арабов. / По лесистым его берегам / И в горах, у зеленых подножий, / Поклоняются страшным богам / ...

Индюк

На утре памяти неверной, / Я вспоминаю пестрый луг, / Где царствовал высокомерный, / Мной обожаемый индюк. Была в нем злоба и свобода, / Был клюв его как пламя ал, / И за мои четыре года / Меня он остро презирал. Ни шоколад, ни карамели, / Ни ананасная вода / Меня утешить не умели ...

Неоромантическая сказка

Над высокою горою / Поднимались башни замка, / Окруженного рекою, / Как причудливою рамкой. Жили в нем согласной парой / Принц, на днях еще из детской, / С ним всезнающий, и старый, / И напыщенный дворецкий. В зале Гордых Восклицаний / Много копий и арканов, / Чтоб охотиться на лан...

Душа и тело

I Над городом плывет ночная тишь / И каждый шорох делается глуше, / А ты, душа, ты всё-таки молчишь, / Помилуй, Боже, мраморные души. И отвечала мне душа моя, / Как будто арфы дальние пропели: / - Зачем открыла я для бытия / Глаза в презренном человечьем теле? - Безумная, я бросила мо...