Сонет

Сонет

Как конквиста́дор в панцире железном,
Я вышел в путь и весело иду,
То отдыхая в радостном саду,
То наклоняясь к пропастям и безднам.

Порою в небе смутном и беззвездном
Растет туман… но я смеюсь и жду,
И верю, как всегда, в мою звезду,
Я, конквистадор в панцире железном.

И если в этом мире не дано
Нам расковать последнее звено,
Пусть смерть приходит, я зову любую!

Я с нею буду биться до конца
И, может быть, рукою мертвеца
Я лилию добуду голубую.


А вот еще у Гумилёва:

Тебе бродить по солнечным лугам…

Тебе бродить по солнечным лугам, / Зеленых трав, смеясь, раздвинуть стены! / Так любят льнуть серебряные пены / К твоим нагим и маленьким ногам. Весной в лесах звучит веселый гам, / Всё чувствует дыханье перемены; / Больной луной, проносятся гиены, / И пляски змей странны по вечерам. К...

Андрогин

Тебе никогда не устанем молиться, / Немыслимо-дивное Бог-Существо. / Мы знаем, Ты здесь, Ты готов проявиться, / Мы верим, мы верим в Твое торжество. Подруга, я вижу, ты жертвуешь много, / Ты в жертву приносишь себя самое, / Ты тело даешь для Великого Бога, / Изысканно-нежное тело свое. ...

У цыган

Толстый, качался он, как в дурмане, / Зубы блестели из-под хищных усов, / На ярко-красном его доломане / Сплетались узлы золотых шнуров. Струна... и гортанный вопль... и сразу / Сладостно так заныла кровь моя, / Так убедительно поверил я рассказу / Про иные, родные мне, края. Вещие стр...

Память

Только змеи сбрасывают кожи, / Чтоб душа старела и росла. / Мы, увы, со змеями не схожи, / Мы меняем души, не тела. Память, ты рукою великанши / Жизнь ведешь, как под уздцы коня, / Ты расскажешь мне о тех, что раньше / В этом теле жили до меня. Самый первый: некрасив и тонок, / Полюб...

Покорность

Только усталый достоин молиться богам, / Только влюблённый - ступать по весенним лугам! На небе звезды, и тихая грусть на земле, / Тихое "пусть" прозвучало и тает во мгле. Это - покорность! Приди и склонись надо мной, / Бледная дева под траурно-черной фатой! Край мой печален, затерян в боло...

Евангелическая церковь

Тот дом был красная, слепая, / Остроконечная стена. / И только наверху, сверкая, / Два узких виделись окна. Я дверь толкнул. Мне ясно было, / Здесь не откажут пришлецу, / Так может мертвый лечь в могилу, / Так может сын войти к отцу. Дрожал вверху под самым сводом / Неясный остов кор...