Шестое чувство

Шестое чувство

Прекрасно в нас влюбленное вино
И добрый хлеб, что в печь для нас садится,
И женщина, которою дано,
Сперва измучившись, нам насладиться.

Но что нам делать с розовой зарей
Над холодеющими небесами,
Где тишина и неземной покой,
Что делать нам с бессмертными стихами?

Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать.
Мгновение бежит неудержимо,
И мы ломаем руки, но опять
Осуждены идти всё мимо, мимо.

Как мальчик, игры позабыв свои,
Следит порой за девичьим купаньем
И, ничего не зная о любви,
Всё ж мучится таинственным желаньем;

Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья;

Так, век за веком — скоро ли, Господь? —
Под скальпелем природы и искусства,
Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства.


А вот еще у Гумилёва:

Отравленный

"Ты совсем, ты совсем снеговая, / Как ты странно и страшно бледна! / Почему ты дрожишь, подавая / Мне стакан золотого вина?" Отвернулась печальной и гибкой... / Что я знаю, то знаю давно, / Но я выпью и выпью с улыбкой / Все налитое ею вино. А потом, когда свечи потушат, / И кошмары ...

Анакреонтическая песенка

Ты хочешь чтоб была я смелой? / Так не пугай, поэт, тогда / Моей любви, голубки белой / На небе розовом стыда. Идет голубка по аллее / И в каждом чудится ей враг, / Моя любовь еще нежнее, / Бежит, коль к ней направить шаг. Немой, как статуя Гермеса, / Остановись, и вздрогнет бук, - /...

Ты, жаворонок в горней высоте…

Ты, жаворонок в горней высоте, / Служи отныне, стих мой легкокрылый, / Ее неяркой, но издавна милой / Такой средневековой красоте; Ее глазам, сверкающим зарницам, / И рту, где воля превзошла мечту, / Ее большим глазам - двум странным птицам - / И словно нарисованному рту. Я больше ниче...

11 июля 1911 г.

Ты, лукавый ангел Оли, / Стань серьезней, стань умней! / Пусть Амур девичьей воли, / Кроткий, скромный и неслышный, / Отойдет; а Гименей / Выйдет, радостный и пышный, / С ним дары: цветущий хмель / Да колечко золотое, / Выезд, дом и всё такое, / И в грядущем колыбель.

У ворот Иерусалима…

У ворот Иерусалима / Ангел душу ждет мою, / Я же здесь, и, Серафима / Павловна, я Вас пою. Мне пред ангелом не стыдно, / Долго нам еще терпеть, / Целовать нам долго, видно, / Нас бичующую плеть. Ведь и ты, о сильный ангел, / Сам виновен, потому / Что сбежал разбитый Врангель / И ...

У меня не живут цветы...

У меня не живут цветы, / Красотой их на миг я обманут, / Постоят день, другой, и завянут, / У меня не живут цветы. Да и птицы здесь не живут, / Только хохлятся скорбно и глухо, / А на утро - комочек из пуха... / Даже птицы здесь не живут. Только книги в восемь рядов, / Молчаливые, гр...