Заблудившийся трамвай

Заблудившийся трамвай

Шел я по улице незнакомой
И вдруг услышал вороний грай,
И звоны лютни, и дальние громы,
Передо мною летел трамвай.

Как я вскочил на его подножку,
Было загадкою для меня,
В воздухе огненную дорожку
Он оставлял и при свете дня.

Мчался он бурей темной, крылатой,
Он заблудился в бездне времен…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон.

Поздно. Уж мы обогнули стену,
Мы проскочили сквозь рощу пальм,
Через Неву, через Нил и Сену
Мы прогремели по трем мостам.

И, промелькнув у оконной рамы,
Бросил нам вслед пытливый взгляд
Нищий старик, — конечно тот самый,
Что умер в Бейруте год назад.

Где я? Так томно и так тревожно
Сердце мое стучит в ответ:
Видишь вокзал, на котором можно
В Индию Духа купить билет?

Вывеска… кровью налитые буквы
Гласят — зеленная, — знаю, тут
Вместо капусты и вместо брюквы
Мертвые головы продают.

В красной рубашке, с лицом, как вымя,
Голову срезал палач и мне,
Она лежала вместе с другими
Здесь, в ящике скользком, на самом дне.

А в переулке забор дощатый,
Дом в три окна и серый газон…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон!

Машенька, ты здесь жила и пела,
Мне, жениху, ковер ткала,
Где же теперь твой голос и тело,
Может ли быть, что ты умерла!

Как ты стонала в своей светлице,
Я же с напудренною косой
Шел представляться Императрице
И не увиделся вновь с тобой.

Понял теперь я: наша свобода
Только оттуда бьющий свет,
Люди и тени стоят у входа
В зоологический сад планет.

И сразу ветер знакомый и сладкий,
И за мостом летит на меня
Всадника длань в железной перчатке
И два копыта его коня.

Верной твердынею православья
Врезан Исакий в вышине,
Там отслужу молебен о здравьи
Машеньки и панихиду по мне.

И всё ж навеки сердце угрюмо,
И трудно дышать, и больно жить…
Машенька, я никогда не думал,
Что можно так любить и грустить.


А вот еще у Гумилёва:

Среди бесчисленных светил…

Среди бесчисленных светил / Я вольно выбрал мир наш строгий / И в этом мире полюбил / Одни веселые дороги. Когда тревога и тоска / Мне тайно в душу проберется, / Я вглядываюсь в облака, / Пока душа не улыбнется. И если мне порою сон / О милой родине приснится, / Я так безмерно уд...

Фарфоровый павильон

Среди искусственного озера / Поднялся павильон фарфоровый. / Тигриною спиною выгнутый, / Мост яшмовый к нему ведет. И в этом павильоне несколько / Друзей, одетых в платья светлые, / Из чаш, расписанных драконами, / Пьют подогретое вино. То разговаривают весело, / А то стихи свои запи...

Суэцкий канал

Стаи дней и ночей / Надо мной колдовали, / Но не знаю светлей, / Чем в Суэцком канале, Где идут корабли, / Не по морю, по лужам, / Посредине земли / Караваном верблюжьим. Сколько птиц, сколько птиц / Здесь на каменных скатах, / Голубых небылиц, / Голенастых, зобатых! Виден ящери...

Мои читатели

Старый бродяга в Аддис-Абебе, / Покоривший многие племена, / Прислал ко мне черного копьеносца / С приветом, составленным из моих стихов. / Лейтенант, водивший канонерки / Под огнем неприятельских батарей, / Целую ночь над южным морем / Читал мне на память мои стихи. / Человек, среди...

Швеция

Страна живительной прохлады / Лесов и гор гудящих, где / Всклокоченные водопады / Ревут, как будто быть беде. Для нас священная навеки / Страна, ты помнишь ли, скажи, / Тот день, как из Варягов в Греки / Пошли суровые мужи? Ответь, ужели так и надо, / Чтоб был, свидетель злых обид, /...

Странник

Странник, далеко от родины, / И без денег и без друзей, / Ты не слышишь сладкой музыки / Материнского языка. Но природа так слепительна / Что не вовсе несчастен ты. / Пенье птиц, в ветвях гнездящихся, / Разве чуждый язык для тебя? Лишь услыша флейту осени, / Переливчатый звон цикад, ...