Заблудившийся трамвай

Заблудившийся трамвай

Шел я по улице незнакомой
И вдруг услышал вороний грай,
И звоны лютни, и дальние громы,
Передо мною летел трамвай.

Как я вскочил на его подножку,
Было загадкою для меня,
В воздухе огненную дорожку
Он оставлял и при свете дня.

Мчался он бурей темной, крылатой,
Он заблудился в бездне времен…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон.

Поздно. Уж мы обогнули стену,
Мы проскочили сквозь рощу пальм,
Через Неву, через Нил и Сену
Мы прогремели по трем мостам.

И, промелькнув у оконной рамы,
Бросил нам вслед пытливый взгляд
Нищий старик, — конечно тот самый,
Что умер в Бейруте год назад.

Где я? Так томно и так тревожно
Сердце мое стучит в ответ:
Видишь вокзал, на котором можно
В Индию Духа купить билет?

Вывеска… кровью налитые буквы
Гласят — зеленная, — знаю, тут
Вместо капусты и вместо брюквы
Мертвые головы продают.

В красной рубашке, с лицом, как вымя,
Голову срезал палач и мне,
Она лежала вместе с другими
Здесь, в ящике скользком, на самом дне.

А в переулке забор дощатый,
Дом в три окна и серый газон…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон!

Машенька, ты здесь жила и пела,
Мне, жениху, ковер ткала,
Где же теперь твой голос и тело,
Может ли быть, что ты умерла!

Как ты стонала в своей светлице,
Я же с напудренною косой
Шел представляться Императрице
И не увиделся вновь с тобой.

Понял теперь я: наша свобода
Только оттуда бьющий свет,
Люди и тени стоят у входа
В зоологический сад планет.

И сразу ветер знакомый и сладкий,
И за мостом летит на меня
Всадника длань в железной перчатке
И два копыта его коня.

Верной твердынею православья
Врезан Исакий в вышине,
Там отслужу молебен о здравьи
Машеньки и панихиду по мне.

И всё ж навеки сердце угрюмо,
И трудно дышать, и больно жить…
Машенька, я никогда не думал,
Что можно так любить и грустить.


А вот еще у Гумилёва:

Куранты любви

Вы сегодня впервые пропели / Золотые "Куранты любви"; / Вы крестились в "любовной купели", / Вы стремились "на зов свирели", / Не скрывая волненья в крови. Я учил Вас, как автор поет их, / Но, уча, был так странно-несмел. / О, поэзия - не в ритмах, не в нотах, / Только в Вас. Вы цариц...

В Вашей спальне

Вы сегодня не вышли из спальни, / И до вечера был я один, / Сердце билось печальней, и дальний / Падал дождь на узоры куртин. Ни стрельбы из японского лука, / Ни гаданья по книгам стихов, / Ни блок-нотов! Тяжелая скука / Захватила и смяла без слов. Только вечером двери открылись, / Т...

Сон. Утренняя болтовня

Вы сегодня так красивы, / Что вы видели во сне? / - Берег, ивы / При луне. - А еще? К ночному склону / Не приходят, не любя. / - Дездемону / И себя. - Вы глядите так несмело: / Кто там был за купой ив? / - Был Отелло, / Он красив. - Был ли он вас двух достоин? / Был ли он как ...

Остров любви

Вы, что поплывете / К Острову Любви, / Я для вас в заботе, / Вам стихи мои. - От Европы ль умной, / Джентльмена снов; / Африки ль безумной, / Страстной, но без слов; Иль от двух Америк, / Знавших в жизни толк; / Азии ль, где берег - / Золото и шелк; Азии, иль дале / От лесов г...

Кха

Где вы, красивые девушки, / Вы, что ответить не можете, / Вы, что меня оставляете / Ослабевающим голосом / Звонкое эхо будить? Или вы съедены тиграми, / Или вас держат любовники? / Да отвечайте же, девушки. / Я полюбил вас и встретиться / С вами спустился в леса. С гор я увидел вас...

Гиппопотам

Гиппопотам с огромным брюхом / Живет в Яванских тростниках, / Где в каждой яме стонут глухо / Чудовища, как в страшных снах. Свистит боа, скользя над кручей, / Тигр угрожающе рычит, / И буйвол фыркает могучий, / А он пасется или спит. Ни стрел, ни острых ассагаев, - / Он не боится ни...