Выбор

Выбор

Созидающий башню сорвется,
Будет страшен стремительный лет,
И на дне мирового колодца
Он безумье свое проклянет.

Разрушающий будет раздавлен,
Опрокинут обломками плит,
И, Всевидящим Богом оставлен,
Он о муке своей возопит.

А ушедший в ночные пещеры
Или к заводям тихой реки
Повстречает свирепой пантеры
Наводящие ужас зрачки.

Не спасешься от доли кровавой,
Что земным предназначила твердь.
Но молчи: несравненное право —
Самому выбирать свою смерть.


А вот еще у Гумилёва:

Больной

В моём бреду одна меня томит / Каких-то острых линий бесконечность, / И непрерывно колокол звонит, / Как бой часов отзванивал бы вечность. Мне кажется, что после смерти так / С мучительной надеждой воскресенья / Глаза вперяются в окрестный мрак, / Ища давно знакомые виденья. Но в океан...

Правый путь

В муках и пытках рождается слово, / Робкое, тихо проходит по жизни, / Странник оно, из ковша золотого / Пьющий остатки на варварской тризне. Выйдешь к природе! Природа враждебна, / Все в ней пугает, всего в ней помногу, / Вечно звучит в ней фанфара молебна / Не твоему и ненужному Богу. ...

Ислам

В ночном кафе мы молча пили кьянти, / Когда вошел, спросивши шерри-бренди, / Высокий и седеющий эффенди, / Враг злейший христиан на всем Леванте. И я ему заметил: - "Перестаньте, / Мой друг, презрительного корчить дэнди, / В тот час, когда, быть может, по легенде / В зеленый сумрак вход...

Слово

В оный день, когда над миром новым / Бог склонял лицо Свое, тогда / Солнце останавливали словом, / Словом разрушали города. И орел не взмахивал крылами, / Звезды жались в ужасе к луне, / Если, точно розовое пламя, / Слово проплывало в вышине. А для низкой жизни были числа, / Как дома...

Прогулка

В очень-очень стареньком дырявом шарабане / (На котором после будет вышит гобелен) / Ехали две девушки, сокровища мечтаний, / Сердце, им ненужное, захватывая в плен. Несмотря на рытвины, я ехал с ними рядом, / И домой вернулись мы уже на склоне дня, / Но они, веселые, ласкали нежным взгля...

Сада-Якко

В полутемном строгом зале / Пели скрипки, Вы плясали. / Группы бабочек и лилий / На шелку зеленоватом, / Как живые, говорили / С электрическим закатом, / И ложилась тень акаций / На полотна декораций. Вы казались бонбоньеркой / Над изящной этажеркой, / И, как беленькие кошки, / ...