Капитаны (отрывок)

Другие исполнители:

На полярных морях и на южных…

На полярных морях и на южных,
По изгибам зеленых зыбей,
Меж базальтовых скал и жемчужных
Шелестят паруса кораблей.

Быстрокрылых ведут капитаны,
Открыватели новых земель,
Для кого не страшны ураганы,
Кто изведал мальстремы и мель,

Чья не пылью затерянных хартий, —
Солью моря пропитана грудь,
Кто иглой на разорванной карте
Отмечает свой дерзостный путь

И, взойдя на трепещущий мостик,
Вспоминает покинутый порт,
Отряхая ударами трости
Клочья пены с высоких ботфорт,

Или, бунт на борту обнаружив,
Из-за пояса рвет пистолет,
Так что сыпется золото с кружев,
С розоватых брабантских манжет.

Пусть безумствует море и хлещет,
Гребни волн поднялись в небеса,
Ни один пред грозой не трепещет,
Ни один не свернет паруса.

Разве трусам даны эти руки,
Этот острый, уверенный взгляд
Что умеет на вражьи фелуки
Неожиданно бросить фрегат,

Меткой пулей, острогой железной
Настигать исполинских китов
И приметить в ночи многозвездной
Охранительный свет маяков?


А вот еще у Гумилёва:

Издает Бурлюк…

Издает Бурлюк / Неуверенный звук.

На палатине

Измучен огненной жарой, / Я лег за камнем на горе, / И солнце плыло надо мной, / И небо стало в серебре. Цветы склонялись с высоты / На мрамор брошенной плиты, / Дышали нежно, и была / Плита горячая бела. И ящер средь зеленых трав, / Как страшный и большой цветок, / К лазури голову...

Каракалла

Император с профилем орлиным, / С черною, курчавой бородой, / О, каким бы стал ты властелином, / Если б не был ты самим собой! Любопытно-вдумчивая нежность, / Словно тень, на царственных устах, / Но какая дикая мятежность / Затаилась в сдвинутых бровях! Образы властительные Рима, / Ю...

Иногда я бываю печален…

Иногда я бываю печален, / Я забытый, покинутый бог, / Созидающий, в груде развалин / Старых храмов, грядущий чертог. Трудно храмы воздвигнуть из пепла, / И бескровные шепчут уста, / Не навек-ли сгорела, ослепла / Вековая, Святая Мечта. И тогда надо мною, неясно, / Где-то там в высоте...

По стенам опустевшего дома...

По стенам опустевшего дома / Пробегают холодные тени, / И рыдают бессильные гномы / В тишине своих новых владений. По стенам, по столам, по буфетам / Все могли-бы их видеть воочью, / Их, оставленных ласковым светом, / Окруженных безрадостной ночью. Их больные и слабые тельца / Трепет...

Памяти Анненского

К таким нежданным и певучим бредням / Зовя с собой умы людей, / Был Иннокентий Анненский последним / Из царскосельских лебедей. Я помню дни: я, робкий, торопливый, / Входил в высокий кабинет, / Где ждал меня спокойный и учтивый, / Слегка седеющий поэт. Д...