Заблудившийся трамвай

Заблудившийся трамвай

Шел я по улице незнакомой
И вдруг услышал вороний грай,
И звоны лютни, и дальние громы,
Передо мною летел трамвай.

Как я вскочил на его подножку,
Было загадкою для меня,
В воздухе огненную дорожку
Он оставлял и при свете дня.

Мчался он бурей темной, крылатой,
Он заблудился в бездне времен…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон.

Поздно. Уж мы обогнули стену,
Мы проскочили сквозь рощу пальм,
Через Неву, через Нил и Сену
Мы прогремели по трем мостам.

И, промелькнув у оконной рамы,
Бросил нам вслед пытливый взгляд
Нищий старик, — конечно тот самый,
Что умер в Бейруте год назад.

Где я? Так томно и так тревожно
Сердце мое стучит в ответ:
Видишь вокзал, на котором можно
В Индию Духа купить билет?

Вывеска… кровью налитые буквы
Гласят — зеленная, — знаю, тут
Вместо капусты и вместо брюквы
Мертвые головы продают.

В красной рубашке, с лицом, как вымя,
Голову срезал палач и мне,
Она лежала вместе с другими
Здесь, в ящике скользком, на самом дне.

А в переулке забор дощатый,
Дом в три окна и серый газон…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон!

Машенька, ты здесь жила и пела,
Мне, жениху, ковер ткала,
Где же теперь твой голос и тело,
Может ли быть, что ты умерла!

Как ты стонала в своей светлице,
Я же с напудренною косой
Шел представляться Императрице
И не увиделся вновь с тобой.

Понял теперь я: наша свобода
Только оттуда бьющий свет,
Люди и тени стоят у входа
В зоологический сад планет.

И сразу ветер знакомый и сладкий,
И за мостом летит на меня
Всадника длань в железной перчатке
И два копыта его коня.

Верной твердынею православья
Врезан Исакий в вышине,
Там отслужу молебен о здравьи
Машеньки и панихиду по мне.

И всё ж навеки сердце угрюмо,
И трудно дышать, и больно жить…
Машенька, я никогда не думал,
Что можно так любить и грустить.


А вот еще у Гумилёва:

Персей. Скульптура Кановы

Его издавна любят музы, / Он юный, светлый, он герой, / Он поднял голову Медузы / Стальной, стремительной рукой. И не увидит он, конечно, / Он, в чьей душе всегда гроза, / Как. хороши, как человечны / Когда-то страшные глаза, Черты измученного болью, / Теперь прекрасного лица... / ...

К ***

Если встретишь меня, не узнаешь! / Назовут - едва ли припомнишь! / Только раз говорил я с тобою, / Только раз целовал твои руки. Но клянусь - ты будешь моею, / Даже если ты любишь другого, / Даже если долгие годы / Не удастся тебя мне встретить! Я клянусь тебе белым храмом, / Что мы ...

Если плохо мужикам…

Если плохо мужикам, / Хорошо зато медведям, / Хорошо и их соседям / И кабанам, и волкам. Забираются в овчарни, / Топчут тощие овсы, / Ведь давно издохли псы, / На войну угнали парней. И в воде озер - морей / Даже рыба недозрела, / Рыло высунула смело, / Ловит мух и комарей. Полн...

Три жены мандарина

Законная жена / Есть еще вино в глубокой чашке, / И на блюде ласточкины гнезда. / От начала мира уважает / Мандарин законную супругу. Наложница / Есть еще вино в глубокой чашке, / И на блюде гусь большой и жирный. / Если нет детей у мандарина, / Мандарин наложницу заводит. Служанка...

Смерть

Есть так много жизней достойных, / Но одна лишь достойна смерть, / Лишь под пулями в рвах спокойных / Веришь в знамя Господне, твердь. И за это знаешь так ясно, / Что в единственный, строгий час, / В час, когда, словно облак красный, / Милый день уплывет из глаз, Свод небесный будет ра...

Ключ в лесу

Есть темный лес в стране моей; / В него входил я не однажды, / Измучен яростью лучей, / Искать спасения от жажды. Там ключ бежит из недр скалы / С глубокой льдистою водою, / Но Горный Дух из влажной мглы / Глядит, как ворон пред бедою. Он говорит: "Ты позабыл / Закон: отсюда не уходя...