Заблудившийся трамвай

Заблудившийся трамвай

Шел я по улице незнакомой
И вдруг услышал вороний грай,
И звоны лютни, и дальние громы,
Передо мною летел трамвай.

Как я вскочил на его подножку,
Было загадкою для меня,
В воздухе огненную дорожку
Он оставлял и при свете дня.

Мчался он бурей темной, крылатой,
Он заблудился в бездне времен…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон.

Поздно. Уж мы обогнули стену,
Мы проскочили сквозь рощу пальм,
Через Неву, через Нил и Сену
Мы прогремели по трем мостам.

И, промелькнув у оконной рамы,
Бросил нам вслед пытливый взгляд
Нищий старик, — конечно тот самый,
Что умер в Бейруте год назад.

Где я? Так томно и так тревожно
Сердце мое стучит в ответ:
Видишь вокзал, на котором можно
В Индию Духа купить билет?

Вывеска… кровью налитые буквы
Гласят — зеленная, — знаю, тут
Вместо капусты и вместо брюквы
Мертвые головы продают.

В красной рубашке, с лицом, как вымя,
Голову срезал палач и мне,
Она лежала вместе с другими
Здесь, в ящике скользком, на самом дне.

А в переулке забор дощатый,
Дом в три окна и серый газон…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон!

Машенька, ты здесь жила и пела,
Мне, жениху, ковер ткала,
Где же теперь твой голос и тело,
Может ли быть, что ты умерла!

Как ты стонала в своей светлице,
Я же с напудренною косой
Шел представляться Императрице
И не увиделся вновь с тобой.

Понял теперь я: наша свобода
Только оттуда бьющий свет,
Люди и тени стоят у входа
В зоологический сад планет.

И сразу ветер знакомый и сладкий,
И за мостом летит на меня
Всадника длань в железной перчатке
И два копыта его коня.

Верной твердынею православья
Врезан Исакий в вышине,
Там отслужу молебен о здравьи
Машеньки и панихиду по мне.

И всё ж навеки сердце угрюмо,
И трудно дышать, и больно жить…
Машенька, я никогда не думал,
Что можно так любить и грустить.


А вот еще у Гумилёва:

Неслышный, мелкий падал дождь…

Неслышный, мелкий падал дождь, / Вдали чернели купы рощ, / Я шел один средь трав высоких, / Я шел и плакал тяжело / И проклинал творящих зло, / Преступных, гневных и жестоких. И я увидел пришлеца: / С могильной бледностью лица / И с пересохшими губами, / В хитоне белом, дорогом, / ...

Болонья

Нет воды вкуснее, чем в Романье, / Нет прекрасней женщин, чем в Болонье, / В лунной мгле разносятся признанья, / От цветов струится благовонье. Лишь фонарь идущего вельможи / На мгновенье выхватит из мрака / Между кружев розоватость кожи, / Длинный ус, что крутит забияка. И его скорей ...

Блудный сын

1. Нет дома подобного этому дому! / В нем книги и ладан, цветы и молитвы! / Но, видишь, отец, я томлюсь по иному, / Пусть в мире есть слезы, но в мире есть битвы. На то ли, отец, я родился и вырос, / Красивый, могучий и полный здоровья, / Чтоб счастье побед заменил мне твой клирос / И ...

Нет тебя тревожней и капризней…

Нет тебя тревожней и капризней, / Но тебе я предался давно / От того, что много, много жизней / Ты умеешь волей слить в одно. И сегодня... Небо было серо, / День прошел в томительном бреду, / За окном, на мокром дёрне сквера, / Дети не играли в чехарду. Ты смотрела старые гравюры, / ...

Сестре милосердия

Нет, не думайте, дорогая, / О сплетеньи мышц и костей, / О святой работе, о долге... / Это сказки для детей. Под попреки санитаров / И томительный бой часов / Сам собой поправится воин, / Если дух его здоров. И вы верьте в здоровье духа, / В молньеносный его полет, / Он от Вильны д...

Нет, ничего не изменилось…

Нет, ничего не изменилось / В природе бедной и простой, / Всё только дивно озарилось / Невыразимой красотой. Такой и явится, наверно / Людская немощная плоть, / Когда ее из тьмы безмерной / В час судный воззовет Господь. Знай, друг мой гордый, друг мой нежный, / С тобою лишь, с тобой...