Император с профилем орлиным…

  • Дата написания:

Император с профилем орлиным,
С черною, курчавой бородой,
О, каким бы стал ты властелином,
Если б не был ты самим собой!

Любопытно-вдумчивая нежность,
Словно тень, на царственных устах,
Но какая дикая мятежность
Затаилась в сдвинутых бровях!

Образы властительные Рима,
Юлий, Цезарь, Август и Помпей, —
Это тень, бледна и еле зрима,
Перед тихой тайною твоей.

Кончен ряд железных сновидений,
Тихи гробы сумрачных отцов,
И ласкает быстрый Тибр ступени
Гордо розовеющих дворцов.

Жадность снов в тебе неутолима:
Ты бы мог раскинуть ратный стан,
Бросить пламя в храм Иерусалима,
Укротить бунтующих парфян.

Но к чему победы в час вечерний,
Если тени упадают ниц,
Если, словно золото на черни,
Видны ноги стройных танцовщиц?

Страстная, как юная тигрица,
Нежная, как лебедь сонных вод,
В темной спальне ждет императрица,
Ждет, дрожа, того, кто не придет.

Там, в твоих садах, ночное небо,
Звезды разбросались, как в бреду,
Там, быть может, ты увидел Феба,
Трепетно бродящего в саду.

Как и ты, стрелою снов пронзенный,
С любопытным взором он застыл
Там, где дремлет, с Нила привезенный,
Темно-изумрудный крокодил.

Словно прихотливые камеи —
Тихие, пустынные сады,
С темных пальм в траву свисают змеи,
Зреют небывалые плоды.

Беспокоен смутный сон растений,
Плавают туманы, точно сны,
В них ночные бабочки, как тени,
С крыльями жемчужной белизны.

И под этим замолчавшим небом
Ты с великой тайною — одно,
Угрожаешь Фебу, спроришь с Фебом,
Но о чём — поведать не дано.

Он, как ты, изящен и утончен,
Но твой взор сверкает горячей,
Миг бежит, и дивный спор окончен:
Феб отрёкся от своих лучей.

И тогда в твоём зелёном храме,
Медленно, как следует царю,
Ты красиво-мерными стихами
Вызываешь новую зарю.



Теги:

Варианты:


А вот еще у Гумилёва:

Больной

В моём бреду одна меня томит / Каких-то острых линий бесконечность, / И непрерывно колокол звонит, / Как бой часов отзванивал бы вечность. Мне кажется, что после смерти так / С мучительной надеждой воскресенья / Глаза вперяются в окрестный мрак, / Ища давно знакомые виденья. Но в океан...

Правый путь

В муках и пытках рождается слово, / Робкое, тихо проходит по жизни, / Странник оно, из ковша золотого / Пьющий остатки на варварской тризне. Выйдешь к природе! Природа враждебна, / Все в ней пугает, всего в ней помногу, / Вечно звучит в ней фанфара молебна / Не твоему и ненужному Богу. ...

Ислам

В ночном кафе мы молча пили кьянти, / Когда вошел, спросивши шерри-бренди, / Высокий и седеющий эффенди, / Враг злейший христиан на всем Леванте. И я ему заметил: - "Перестаньте, / Мой друг, презрительного корчить дэнди, / В тот час, когда, быть может, по легенде / В зеленый сумрак вход...

Слово

В оный день, когда над миром новым / Бог склонял лицо Свое, тогда / Солнце останавливали словом, / Словом разрушали города. И орел не взмахивал крылами, / Звезды жались в ужасе к луне, / Если, точно розовое пламя, / Слово проплывало в вышине. А для низкой жизни были числа, / Как дома...

Прогулка

В очень-очень стареньком дырявом шарабане / (На котором после будет вышит гобелен) / Ехали две девушки, сокровища мечтаний, / Сердце, им ненужное, захватывая в плен. Несмотря на рытвины, я ехал с ними рядом, / И домой вернулись мы уже на склоне дня, / Но они, веселые, ласкали нежным взгля...

Сада-Якко

В полутемном строгом зале / Пели скрипки, Вы плясали. / Группы бабочек и лилий / На шелку зеленоватом, / Как живые, говорили / С электрическим закатом, / И ложилась тень акаций / На полотна декораций. Вы казались бонбоньеркой / Над изящной этажеркой, / И, как беленькие кошки, / ...

Канцона

В скольких земных океанах я плыл, / Древних, веселых и пенных, / Сколько в степях караваны водил / Дней и ночей несравненных... Как мы смеялись в былые года / С вольною Музой моею... / Рифмы, как птицы, слетались тогда, / Сколько - и вспомнить не смею. Т...

Фра Беато Анджелико

В стране, где гиппогриф веселый льва / Крылатого зовет играть в лазури, / Где выпускает ночь из рукава / Хрустальных нимф и венценосных фурий; В стране, где тихи гробы мертвецов, / Но где жива их воля, власть и сила, / Средь многих знаменитых мастеров, / Ах, одного лишь сердце полюбило....

Поединок

В твоем гербе - невинность лилий, / В моем - багряные цветы. / И близок бой, рога завыли, / Сверкнули золотом щиты. Я вызван был на поединок / Под звуки бубнов и литавр, / Среди смеющихся тропинок, / Как тигр в саду, - угрюмый мавр. Ты - дева-воин песен давних, / Тобой гордятся корол...