Жираф

  • Дата написания:

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд,
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай: далёко, далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Ему грациозная стройность и нега дана,
И шкуру его украшает волшебный узор,
С которым равняться осмелится только луна,
Дробясь и качаясь на влаге широких озер.

Вдали он подобен цветным парусам корабля,
И бег его плавен, как радостный птичий полет.
Я знаю, что много чудесного видит земля,
Когда на закате он прячется в мраморный грот.

Я знаю веселые сказки таинственных стран
Про черную деву, про страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад,
Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав…
Ты плачешь? Послушай… далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.



Примечания:

  • Автор неизвестен
    Жираф
    В письме к И. Ф. Анненскому (1909) Гумилев называет «Озеро Чад» (цикл, первым стихотворением которого первоначально был «Жираф»), своим «любимым» произведением (Неизд. 1986. С. 119).

Материалы к стихотворению:

О Гумилёве…

  • Инга Видугирите.
    Стихотворение «Жираф» и африканская тема Н. Гумилёва
    Африканские стихи Гумилёва сделали его поэтом: он нашёл оригинальную тему и занял с ней своё место в поэзии. Начало этой темы — небольшой цикл в сборнике «Романтические цветы», открывающемся стихотворением «Жираф».
  • Майкл Баскер.
    «Далекое озеро Чад» Николая Гумилёва
    (К эволюции акмеистической поэтики) В 1910 году С. М. Городецкий, менее чем два года спустя ставший соратником Николая Гумилёва по акмеизму, язвительно отозвался о некоторых стихах нового сборника Гумилёва «Жемчуга», представлявших собой, по его утверждению, «образец того зоологического направления, которое приняла любовная лирика современности»1.
  • Д. Соколова.
    Поэтическая фауна Н. С. Гумилёва
    Поэтическая фауна в произведениях мэтра акмеизма весьма богата и разнообразна, в ней обитают все классы мира животных: млекопитающие, пресмыкающиеся, земноводные, птицы, рыбы и представители микрофауны.

Критика

  • P. Иванов-Разумник.
    Изысканный жираф
    Впервые: Знамя. 1920. N 3-4, подп.: «Ив.-Раз.»; печ. по: Иванов-Разумник. Творчество и критика. Пг., 1922. С. 213-215. Иванов-Разумник (наст, имя — Иванов Разумник Васильевич, 1878— 1946) — критик, публицист, журналист, историк русской литературы и общественной мысли. Идеолог общественно-литературной группы «Скифы», левый эсер.

Чужие стихи

Письма


Переводы:

Английский язык

Болгарский язык

Иврит язык

Испанский язык

  • Луис Гомес де Аранда, Елена Курченко.
    Jirafa
  • Эрнесто Эрнандес Бусто, Хосе Мануэль Прието.
    Jirafa
  • Амайя Лакаса, Рафаэль Руис де ла Кеста.
    La Jirafa
  • Ксения Дьяконова, Хосе Матео.
    La Jirafa

Итальянский язык

Каталанский язык

  • Джулия Феррер, Ричард Сан Винсенте.
    La Girafa

Китайский язык

Немецкий язык

Словацкий язык

Украинский язык

Французский язык

  • Екатерина Литвиненко.
    La Girafe

Хорватский язык

Эсперанто язык

Эстонский язык

Японский язык

Новонорвежский язык

Персидский язык

Греческий язык

Турецкий язык

Португальский язык

  • Фабио Малавоглия.
    A Girafa

Живое чтение:


Музыка на стихи:


Видео:


А вот еще у Гумилёва:

Похвала ямбу

Тебе, четырехстопный ямб / Ритмически многообразный, / Наш вынужденный дифирамб / Блеснет, всех стоп игрой алмазной. Одна строка совсем чиста, / А в следующей есть пиррихий; / Стих, где галоп, где щелк хлыста, / Переливается, вдруг, в тихий. Пусть разрушителен хорей, / Вползающий ков...

Внимали равнодушно мы…

Внимали равнодушно мы / Волненью древнего размера, / Не увела нас тень Гомера / На Илионские холмы. И только Пушкин из угла / У видел белыми глазами / Полет встревоженного нами / Малоазийского орла.

Внимали сонно мы…

Внимали сонно мы / Певучести размера. / Тень не вела Гомера / Нас на свои холмы. Но Пушкин из yгла / Незрячими глазами / У видел взлет над нами / Зевесова орла.

Скучали мы…

Скучали мы / От чар размера, / Нас стих Гомера, / Звал на холмы.

Когда внимали равнодушно мы…

Когда внимали равнодушно мы / Волненью величавого размера, / Напрасно нас манила тень Гомера / К себе на Илионские холмы. И только белый Пушкин из угла / Увидел неnодвижными глазами / Широкий лет встревоженного нами / Малоазийского орла.

Когда спокойно так и равнодушно мы…

Когда спокойно так и равнодушно мы / Внимали музыке священного размера, / Напрасно за собой звала нас тень Гомера / На Илионские, туманные холмы. Но Пушкин мраморный увидел из угла / Незрячими, навек спокойными глазами / Полет торжественный встревоженного нами / Малоазийского, бессмертн...


Рейтинг@Mail.ru