Каракалла

  • Дата написания:

Император с профилем орлиным,
С черною, курчавой бородой,
О, каким бы стал ты властелином,
Если б не был ты самим собой!

Любопытно-вдумчивая нежность,
Словно тень, на царственных устах,
Но какая дикая мятежность
Затаилась в сдвинутых бровях!

Образы властительные Рима,
Юлий, Цезарь, Август и Помпей, —
Это тень, бледна и еле зрима,
Перед тихой тайною твоей.

Кончен ряд железных сновидений,
Тихи гробы сумрачных отцов,
И ласкает быстрый Тибр ступени
Гордо розовеющих дворцов.

Жадность снов в тебе неутолима:
Ты бы мог раскинуть ратный стан,
Бросить пламя в храм Иерусалима,
Укротить бунтующих парфян.

Но к чему победы в час вечерний,
Если тени упадают ниц,
Если, словно золото на черни,
Видны ноги стройных танцовщиц?

Страстная, как юная тигрица,
Нежная, как лебедь сонных вод,
В темной спальне ждет императрица,
Ждет, дрожа, того, кто не придет.

Там, в твоих садах, ночное небо,
Звезды разбросались, как в бреду,
Там, быть может, ты увидел Феба,
Трепетно бродящего в саду.

Как и ты, стрелою снов пронзенный,
С любопытным взором он застыл
Там, где дремлет, с Нила привезенный,
Темно-изумрудный крокодил.

Словно прихотливые камеи —
Тихие, пустынные сады,
С темных пальм в траву свисают змеи,
Зреют небывалые плоды.

Беспокоен смутный сон растений,
Плавают туманы, точно сны,
В них ночные бабочки, как тени,
С крыльями жемчужной белизны.

Тайное свершается в природе:
Молода, светла и влюблена,
Легкой поступью к тебе нисходит,
В облако закутавшись, луна.

Да, от лунных песен ночью летней
Неземная в этом мире тишь,
Но еще страшнее и запретней
Ты в ответ слова ей говоришь.

А потом в твоем зеленом храме
Медленно, как следует царю,
Ты красиво-звонкими стихами
Пробуждаешь юную зарю.


А вот еще у Гумилёва:

Я вежлив с жизнью современною...

Я вежлив с жизнью современною, / Но между нами есть преграда, / Все, что смешит ее, надменную, / Моя единая отрада. Победа, слава, подвиг - бледные / Слова, затерянные ныне, / Гремят в душе, как громы медные, / Как голос Господа в пустыне. Всегда ненужно и непрошено / В мой дом споко...

Я верил, я думал

Я верил, я думал, и свет мне блеснул наконец; / Создав, навсегда уступил меня року Создатель; / Я продан! Я больше не Божий! Ушел продавец, / И с явной насмешкой глядит на меня покупатель. Летящей горою за мною несется Вчера, / А Завтра меня впереди ожидает, как бездна, / Иду... но когда-...

Сонет

Я верно болен: на сердце туман, / Мне скучно все, и люди, и рассказы, / Мне снятся королевские алмазы / И весь в крови широкий ятаган. Мне чудится (и это не обман), / Мой предок был татарин косоглазый, / Свирепый гунн... я веяньем заразы, / Через века дошедшей, обуян. Молчу, томлюсь, и...

Я вечернею порою над заснувшею рекою…

Я вечернею порою над заснувшею рекою, / Полон дум необъяснимых, всеми кинутый, брожу. / Точно дух ночной, блуждаю, встречи радостной не знаю, / Одиночества дрожу. Слышу прошлые мечтанья, и души моей страданья / С новой силой, с новой злобой у меня в груди встают. / ...

Дорога

Я видел пред собой дорогу / В тени раскидистых дубов, / Такую милую дорогу / Вдоль изгороди из цветов. Смотрел я в тягостной тревоге, / Как плыл по ней вечерний дым. / И каждый камень на дороге / Казался близким и родным. Но для чего идти мне ею? / Она меня не приведет / Туда, где ...

Разговор

Я властительный и чудный / Пел печальной бледной деве: / "Видишь воздух изумрудный / В обольстительном напеве? Посмотри, как быстро челны / Легкотканного обмана / Режут радостные волны / Мирового Океана. Солнце жаркое в лазури / Так роскошно и надменно / Грезит негой, грезит бурей ...