Внезапно голос…

  • Дата:
Источник:
Вид обесточенного монитора
невыносим для меня.
                                   Я — торк!
И тут на лице его монотонном,
северозападном — юговосторг.

По сети сияющей паутины...
Посещаю...
                                   Шасть — и в машинный мозг,
мышью в занавешенные притины,
отомкнувши клавишами замок.

Я брожу, пытаю мой путь и тычу
(методом ошибок и проб)
в нечто почти насекомо-птичье:
эйч-ти-ти-пи, двуточье, двудробь.

И заимствует ум
                                   у зауми то, что
было б Крученыху по нутру:
даблъю, даблъю, даблъю.
                                   Дот (точка).
Комбинация букв. Дот — ком?
                                   Нет — ру!

И — в некое не совсем пространство,
где ветер — без воздуха, со слезой,
где чувству душно, уму пристрастно,
а с губ не слижешь ни пыльцу, ни соль.

Но так ярмарочно-балаганны
выставляющиеся здесь напоказ
виртуальные фокусники, хулиганы,
стихоплеты и грешный Аз.

Где хватает за полы товар двуногий
с бубенцами,
                                   цимбалами на пальцах ног:
нагие юноши-единороги
и девы, вывернутые, как цветок.


Это — Индия духа? Африка хлама?
Гербарий чисел, которых нет?
Наступающего Армагеддона реклама
или пародия на тот свет...

А не это ли, часом, и есть он самый,
где от счастья смеется трава, —
Рай?
                                    Или: “Откройся, Сезам”, и —
Ад,
                                    где — гумилевский “Трамвай”?


...Внезапно голос, вне его тела,
запел не о смерти, но о той,
что чайкой в сердце ему влетела
и, тоскуя, мучила красотой.

Незадолго перед концом и
как бы чуя, что всё — тщета,
эту рыцарскую канцону
на валик с воском он начитал.

Артикулировал, даже выл и:
“Мне душу вырвали” — он горевал.
Между Ржевкой и Пороховыми
вырыт ров и накопан вал..

Да что они могут, эти власти,
против него, стрелявшего львов, —
изгнать? казнить?
                                    Конечно, несчастье...
Но неодолима его любовь.


И да возносится ей осанна!
И пускай оперенно летит строка
по другую сторону
                                    смерти и океана
и, вот оказывается, — через века.


А вот еще:

Радость жизни

Катарина Гилберт

Едут навстречу мне гробики полные, / В каждом - мертвец молодой. / Сердцу от этого весело, радостно, / Словно березке весной! / / Вы околели, собаки несчастные, - / Я же дышу и хожу. / Крышки над вами забиты тяжелые, - / Я же на небо гляжу! / / Может, - в тех гробиках гении раз...

Когда бороться с собой устал…

Наташа Гиллис

Когда бороться с собой устал / Покинутый Гумилёв / Поехал в Африку он и стал / Охотиться там на львов. / За гордость женщины, чей каблук / Топтал берега Невы, / За холод встреч и позор разлук / Расплачиваются львы. / / Воображаю : саванна, зной, / Песок скрипит на зубах.. / По...

С Гумилёвым

Кадзуя Гошима

Хорошо от шума городского, / От забот, от пыли - хоть на час! - / Взяв с собою томик Гумилева, / Лечь на теплый гравий, под баркас. / / Улыбнуться Музе Дальних Странствий, / Взявшей сразу сердце на буксир, / И лететь - в чудесные пространства! / В героический волшебный мир... ...

Письмо в 21-й год

Иштван Бака

Оставь по эту сторону земли / Посмертный суд и приговор неправый. / Тебя стократ корнями оплели / Жестокой родины забывчивые травы. / Из той земли, которой больше нет, / Которая с одной собой боролась, / Из омута российских смут и бед - / Я различаю твой споко...

Гумилёв в Америке

Майя Журавель

Нет, он писал бы и здесь не про шумы и крики, / электричество, автомобили, мосты. / Он писал бы про Запад - солнечный, дикий, / про каньонов драконьи хребты, / про стрелу, пущенную смелой рукою, / и про злые на каменном лице глаза... / А вдалеке, а вдалеке не давала б покою / песня дев...

Я с детства странствиями окрылен…

Дональдас Кайокас

Я с детства странствиями окрылен, / И баловня неволи и свободы / Качали и ритмический вагон, / И палуба большого парохода. / / В дни юности и трудной, и суровой / Возил, под орудийный лязг и шум, / Истрепанные книжки Гумилева / На дне седельных переметных сум. / / И с пре...