Внезапно голос…

  • Дата:
Источник:
Вид обесточенного монитора
невыносим для меня.
                                   Я — торк!
И тут на лице его монотонном,
северозападном — юговосторг.

По сети сияющей паутины...
Посещаю...
                                   Шасть — и в машинный мозг,
мышью в занавешенные притины,
отомкнувши клавишами замок.

Я брожу, пытаю мой путь и тычу
(методом ошибок и проб)
в нечто почти насекомо-птичье:
эйч-ти-ти-пи, двуточье, двудробь.

И заимствует ум
                                   у зауми то, что
было б Крученыху по нутру:
даблъю, даблъю, даблъю.
                                   Дот (точка).
Комбинация букв. Дот — ком?
                                   Нет — ру!

И — в некое не совсем пространство,
где ветер — без воздуха, со слезой,
где чувству душно, уму пристрастно,
а с губ не слижешь ни пыльцу, ни соль.

Но так ярмарочно-балаганны
выставляющиеся здесь напоказ
виртуальные фокусники, хулиганы,
стихоплеты и грешный Аз.

Где хватает за полы товар двуногий
с бубенцами,
                                   цимбалами на пальцах ног:
нагие юноши-единороги
и девы, вывернутые, как цветок.


Это — Индия духа? Африка хлама?
Гербарий чисел, которых нет?
Наступающего Армагеддона реклама
или пародия на тот свет...

А не это ли, часом, и есть он самый,
где от счастья смеется трава, —
Рай?
                                    Или: “Откройся, Сезам”, и —
Ад,
                                    где — гумилевский “Трамвай”?


...Внезапно голос, вне его тела,
запел не о смерти, но о той,
что чайкой в сердце ему влетела
и, тоскуя, мучила красотой.

Незадолго перед концом и
как бы чуя, что всё — тщета,
эту рыцарскую канцону
на валик с воском он начитал.

Артикулировал, даже выл и:
“Мне душу вырвали” — он горевал.
Между Ржевкой и Пороховыми
вырыт ров и накопан вал..

Да что они могут, эти власти,
против него, стрелявшего львов, —
изгнать? казнить?
                                    Конечно, несчастье...
Но неодолима его любовь.


И да возносится ей осанна!
И пускай оперенно летит строка
по другую сторону
                                    смерти и океана
и, вот оказывается, — через века.


А вот еще:

Чья розова шкурка и грустен, как сумерки, взгляд...

Вадим Шершеневич

Чья розова шкурка и грустен, как сумерки, взгляд? / Чей хвостик колечком свернулся, от жизни устав? / Послушай, далёко, далёко на озере Чад / Живёт поросёнок Наф-Наф. / / Три брата их было. Плясали они под тамтам. / И в тёплой грязи искупавшись, гуляли везде. / Пел ветер им сказки таи...

Черепаха (отрывок из книги)

РэдЛеди

― Кто тебе дороже, я или она? / / Женщина плакала, а он ненавидел женские слёзы. / / Наконец, умывшись солёной водой, она заглянула к нему в глаза и прочитала ответ. / / Хлопнула дверь, посыпалась штукатурка. / / На него, с петербургского паркета, не мигая, смотрела гигантс...

Чека

Садовская

I. Камера / Может быть, нас было тридцать, / Может быть, нас было три... / От зари и до зари / Сердце билось: триста тридцать / Будут жить, а ты - умри! / Триста тридцать глупых трупов, / Позабывших умереть!.. / Научись у смерти впредь / Жить, как триста тридцать трупов, / Заперт...

Синеглазая женщина входит походкой царицы...

Владимир Набоков

Синеглазая женщина входит походкой царицы. / Открываются окна. Горит на закате река. / По вечернему воздуху белая стая стремится, / А она неподвижна. Н четки сжимает рука. / / Это - Анна Ахматова. Старшая в хоре пророчиц. / Та, что в песенный мед претворила полынные дни. / Псалмопевцу...

По пятницам в «Гиперборее»...

Фима Жиганец

По пятницам в "Гиперборее" / Расцвет литературных роз. / И всех садов земных пестрее / По пятницам в "Гиперборее", / Как под жезлом воздушной феи, / Цветник прельстительный возрос, / По пятницам в "Гиперборее" / Расцвет литературных роз. / / Выходит Михаил Лозинский, / Покуривая...

Оцуп Оцуп где ты был...

Олег Кустов

Оцуп Оцуп где ты был / Я поэму сочинил / Съездил в Витебск в Могилёв / Пусть похвалит Гумилёв / / Так уж мной заведено / То поэма то пшено / То свинина то рассказ / Съезжу я еще не раз / / Сто мильонов накоплю / Бриллиантов накуплю / Посмотрите как я сыт / Толсторож и зна...