Заклинание

Заклинание

Юный маг в пурпуровом хитоне
Говорил нездешние слова,
Перед ней, царицей беззаконий,
Расточал рубины волшебства.

Аромат сжигаемых растений
Открывал пространства без границ,
Где носились сумрачные тени,
То на рыб похожи, то на птиц.

Плакали невидимые струны,
Огненные плавали столбы,
Гордые военные трибуны
Опускали взоры, как рабы.

А царица, тайное тревожа,
Мировой играла крутизной,
И ее атласистая кожа
Опьяняла снежной белизной.

Отданный во власть ее причуде,
Юный маг забыл про все вокруг,
Он смотрел на маленькие груди,
На браслеты вытянутых рук.

Юный маг в пурпуровом хитоне
Говорил, как мертвый, не дыша,
Отдал все царице беззаконий,
Чем была жива его душа.

А когда на изумрудах Нила
Месяц закачался и поблек,
Бледная царица уронила
Для него алеющий цветок.


А вот еще у Гумилёва:

Сонет

Я верно болен: на сердце туман, / Мне скучно все, и люди, и рассказы, / Мне снятся королевские алмазы / И весь в крови широкий ятаган. Мне чудится (и это не обман), / Мой предок был татарин косоглазый, / Свирепый гунн... я веяньем заразы, / Через века дошедшей, обуян. Молчу, томлюсь, и...

Я вечернею порою над заснувшею рекою…

Я вечернею порою над заснувшею рекою, / Полон дум необъяснимых, всеми кинутый, брожу. / Точно дух ночной, блуждаю, встречи радостной не знаю, / Одиночества дрожу. Слышу прошлые мечтанья, и души моей страданья / С новой силой, с новой злобой у меня в груди встают. / ...

Дорога

Я видел пред собой дорогу / В тени раскидистых дубов, / Такую милую дорогу / Вдоль изгороди из цветов. Смотрел я в тягостной тревоге, / Как плыл по ней вечерний дым. / И каждый камень на дороге / Казался близким и родным. Но для чего идти мне ею? / Она меня не приведет / Туда, где ...

Разговор

Я властительный и чудный / Пел печальной бледной деве: / "Видишь воздух изумрудный / В обольстительном напеве? Посмотри, как быстро челны / Легкотканного обмана / Режут радостные волны / Мирового Океана. Солнце жаркое в лазури / Так роскошно и надменно / Грезит негой, грезит бурей ...

Я всю жизнь отдаю для великой борьбы…

Я всю жизнь отдаю для великой борьбы, / Для борьбы против мрака, насилья и тьмы. / Но увы! Окружают меня лишь рабы. / Недоступные светлым идеям умы. Они или холодной насмешкой своей, / Или трусостью рабской смущают меня, / И живу я во мраке не видя лучей / Благодатного, ясного, светлого...

Синяя звезда

Я вырван был из жизни тесной, / Из жизни скудной и простой, / Твоей мучительной, чудесной, / Неотвратимой красотой. И умер я... и видел пламя, / Невиданное никогда: / Пред ослепленными глазами / Светилась синяя звезда. Преображая дух и тело, / Напев вставал и падал вновь, / То гово...