Сирень

Сирень

Из букета целого сиреней
Мне досталась лишь одна сирень,
И всю ночь я думал об Елене,
А потом томился целый день.

Всё казалось мне, что в белой пене
Исчезает милая земля,
Расцветают влажные сирени,
За кормой большого корабля.

И за огненными небесами
Обо мне задумалась она,
Девушка с газельими глазами
Моего любимейшего сна.

Сердце прыгало, как детский мячик,
Я, как брату, верил кораблю,
Оттого, что мне нельзя иначе,
Оттого, что я ее люблю.


А вот еще у Гумилёва:

У цыган

Толстый, качался он, как в дурмане, / Зубы блестели из-под хищных усов, / На ярко-красном его доломане / Сплетались узлы золотых шнуров. Струна... и гортанный вопль... и сразу / Сладостно так заныла кровь моя, / Так убедительно поверил я рассказу / Про иные, родные мне, края. Вещие стр...

Память

Только змеи сбрасывают кожи, / Чтоб душа старела и росла. / Мы, увы, со змеями не схожи, / Мы меняем души, не тела. Память, ты рукою великанши / Жизнь ведешь, как под уздцы коня, / Ты расскажешь мне о тех, что раньше / В этом теле жили до меня. Самый первый: некрасив и тонок, / Полюб...

Покорность

Только усталый достоин молиться богам, / Только влюблённый - ступать по весенним лугам! На небе звезды, и тихая грусть на земле, / Тихое "пусть" прозвучало и тает во мгле. Это - покорность! Приди и склонись надо мной, / Бледная дева под траурно-черной фатой! Край мой печален, затерян в боло...

Евангелическая церковь

Тот дом был красная, слепая, / Остроконечная стена. / И только наверху, сверкая, / Два узких виделись окна. Я дверь толкнул. Мне ясно было, / Здесь не откажут пришлецу, / Так может мертвый лечь в могилу, / Так может сын войти к отцу. Дрожал вверху под самым сводом / Неясный остов кор...

Дом

Тот дом, где я играл ребенком, / Пожрал беспощадный огонь. Я сел на корабль золоченый, / Чтоб горе мое позабыть. На дивно-украшенной флейте / Играл я высокой луне. Но облаком легким прикрылась / Луна, опечалена мной. Тогда я к горе обернулся, / Но песни не шли мне на ум. Казалось, все...

Замбези

Точно медь в самородном железе, / Иглы пламени врезаны в ночь, / Напухают валы на Замбези / И уносятся с гиканьем прочь. Сквозь неистовство молнии белой / Что-то видно над влажной скалой, / Там могучее черное тело / Налегло на топор боевой. Раздается гортанное пенье. / Шар земной обт...