Мои читатели

Мои читатели

Старый бродяга в Аддис-Абебе,
Покоривший многие племена,
Прислал ко мне черного копьеносца
С приветом, составленным из моих стихов.
Лейтенант, водивший канонерки
Под огнем неприятельских батарей,
Целую ночь над южным морем
Читал мне на память мои стихи.
Человек, среди толпы народа
Застреливший императорского посла,
Подошел пожать мне руку,
Поблагодарить за мои стихи.

Много их, сильных, злых и веселых,
Убивавших слонов и людей,
Умиравших от жажды в пустыне,
Замерзавших на кромке вечного льда,
Верных нашей планете,
Сильной, весёлой и злой,
Возят мои книги в седельной сумке,
Читают их в пальмовой роще,
Забывают на тонущем корабле.

Я не оскорбляю их неврастенией,
Не унижаю душевной теплотой,
Не надоедаю многозначительными намеками
На содержимое выеденного яйца,
Но когда вокруг свищут пули
Когда волны ломают борта,
Я учу их, как не бояться,
Не бояться и делать что надо.

И когда женщина с прекрасным лицом,
Единственно дорогим во вселенной,
Скажет: я не люблю вас,
Я учу их, как улыбнуться,
И уйти и не возвращаться больше.
А когда придет их последний час,
Ровный, красный туман застелит взоры,
Я научу их сразу припомнить
Всю жестокую, милую жизнь,
Всю родную, странную землю,
И, представ перед ликом Бога
С простыми и мудрыми словами,
Ждать спокойно Его суда.


А вот еще у Гумилёва:

Камень

Взгляни, как злобно смотрит камень, / В нем щели странно глубоки, / Под мхом мерцает скрытый пламень; / Не думай, то не светляки! Давно угрюмые друиды, / Сибиллы хмурых королей / Отмстить какие-то обиды / Его призвали из морей. Он вышел черный, вышел страшный, / И вот лежит на берегу...

Взгляните: вот гусары смерти…

Взгляните: вот гусары смерти! / Игрою ратных перемен / Они, отчаянные черти, / Побеждены и взяты в плен. Зато бессмертные гусары, / Те не сдаются никогда, / Войны невзгоды и удары / Для них как воздух и вода. Ах, им опасен плен единый, / Опасен и безумно люб, / Девичьей шеи лебедин...

Крыса

Вздрагивает огонек лампадки, / В полутемной детской тихо, жутко, / В кружевной и розовой кроватке / Притаилась робкая малютка. Что там? Будто кашель домового? / Там живет он, маленький и лысый... / Горе! Из-за шкафа платяного / Медленно выходит злая крыса. В красноватом отблеске лампад...

Носорог

Видишь, мчатся обезьяны / С диким криком на лианы, / Что свисают низко, низко, / Слышишь шорох многих ног? / Это значит - близко, близко / От твоей лесной поляны / Разъяренный носорог. Видишь общее смятенье, / Слышишь топот? Нет сомненья, / Если даже буйвол сонный / Отступает глуб...

Баллада

Влюбленные, чья грусть, как облака, / И неясные задумчивые лэди, / Какой дорогой вас ведет тоска, / К какой еще неслыханной победе / Над чарой вам назначенных наследий? / Где вашей вечной грусти и слезам / Целительный предложится бальзам? / Где сердце запылает, не сгорая? / В какой п...

На пиру

Влюбленный принц Диего задремал, / И выронил чеканенный бокал, / И голову склонил меж блюд на стол, / И расстегнул малиновый камзол. И видит он прозрачную струю, / А на струе стеклянную ладью, / В которой плыть уже давно, давно / Ему с его невестой суждено. Вскрываются пространства без...