Мои читатели

Мои читатели

Старый бродяга в Аддис-Абебе,
Покоривший многие племена,
Прислал ко мне черного копьеносца
С приветом, составленным из моих стихов.
Лейтенант, водивший канонерки
Под огнем неприятельских батарей,
Целую ночь над южным морем
Читал мне на память мои стихи.
Человек, среди толпы народа
Застреливший императорского посла,
Подошел пожать мне руку,
Поблагодарить за мои стихи.

Много их, сильных, злых и веселых,
Убивавших слонов и людей,
Умиравших от жажды в пустыне,
Замерзавших на кромке вечного льда,
Верных нашей планете,
Сильной, весёлой и злой,
Возят мои книги в седельной сумке,
Читают их в пальмовой роще,
Забывают на тонущем корабле.

Я не оскорбляю их неврастенией,
Не унижаю душевной теплотой,
Не надоедаю многозначительными намеками
На содержимое выеденного яйца,
Но когда вокруг свищут пули
Когда волны ломают борта,
Я учу их, как не бояться,
Не бояться и делать что надо.

И когда женщина с прекрасным лицом,
Единственно дорогим во вселенной,
Скажет: я не люблю вас,
Я учу их, как улыбнуться,
И уйти и не возвращаться больше.
А когда придет их последний час,
Ровный, красный туман застелит взоры,
Я научу их сразу припомнить
Всю жестокую, милую жизнь,
Всю родную, странную землю,
И, представ перед ликом Бога
С простыми и мудрыми словами,
Ждать спокойно Его суда.


А вот еще у Гумилёва:

Какое счастье в Ваш альбом…

Какое счастье в Ваш альбом / Вписать случайные стихи. / Но ах! Узнать о ком, о чем, - / Мешают мне мои грехи.

Юдифь

Какой мудрейшею из мудрых пифий / Поведан будет нам нелицемерный / Рассказ об иудеянке Юдифи, / О вавилонянине Олоферне? Ведь много дней томилась Иудея, / Опалена горячими ветрами, / Ни спорить, ни покорствовать не смея, / Пред красными, как зарево, шатрами. Сатрап был мощен и прекрасе...

Какою музыкой мой слух взволнован...

Какою музыкой мой слух взволнован? / Чьим странным обликом я зачарован? Душа прохладная, теперь опять / Ты мне позволила желать и ждать. Душа просторная, как утром даль, / Ты убаюкала мою печаль. Ее, любившую дорогу в храм, / Сложу молитвенно к твоим ногам. Всё, всё, что искрилось в моей...

Кармен худа, коричневатый…

Кармен худа, коричневатый / Глаза ей сумрак окружил. / Зловещи кос ее агаты, / Сам дьявол кожу ей дубил. Урод - звучит о ней беседа, / Но все мужчины взяты в плен. / Архиепископ из Толедо / Пел мессу у ее колен. Над темно-золотым затылком / Шиньен огромен и блестящ, / Распущенный д...

Охота

Князь вынул бич и кинул клич - / Грозу охотничьих добыч, И белый конь, душа погонь, / Ворвался в стынущую сонь. Удар копыт в снегу шуршит, / И зверь встает, и зверь бежит, Но не спастись ни в глубь, ни в высь, / Как змеи, стрелы понеслись. Их легкий взмах наводит страх / На неуклюжих р...

Воспоминание

Когда в полночной тишине / Мелькнет крылом и крикнет филин, / Ты вдруг прислонишься к стене, / Волненьем сумрачным осилен. О чем напомнит этот звук, / Загадка вещая для слуха? / Какую смену древних мук, / Какое жало в недрах духа? Былое память воскресит, / И снова с плачем похоронит ...