Городок

Городок

Над широкою рекой,
Пояском-мостом перетянутой,
Городок стоит небольшой,
Летописцем не раз помянутый.

Знаю, в этом городке —
Человечья жизнь настоящая,
Словно лодочка на реке,
К цели ведомой уходящая.

Полосатые столбы
У гауптвахты, где солдатики
Под пронзительный вой трубы
Маршируют, совсем лунатики.

На базаре всякий люд,
Мужики, цыгане, прохожие, —
Покупают и продают,
Проповедуют Слово Божие.

В крепко-слаженных домах
Ждут хозяйки белые, скромные,
В самаркандских цветных платках,
А глаза все такие темные.

Губернаторский дворец
Пышет светом в часы вечерние,
Предводителев жеребец —
Удивление всей губернии.

А весной идут, таясь,
На кладбище девушки с милыми,
Шепчут, ластясь: «Мой яхонт-князь!»
И целуются над могилами.

Крест над церковью взнесен,
Символ власти ясной, Отеческой,
И гудит малиновый звон
Речью мудрою, человеческой.


А вот еще у Гумилёва:

Пещера сна

Там, где похоронен старый маг, / Где зияет в мраморе пещера, / Мы услышим робкий, тайный шаг, / Мы с тобой увидим Люцифера. Подожди, погаснет скучный день, / В мире будет тихо, как во храме, / Люцифер прокрадется, как тень, / С тихими вечерними тенями. Скрытые, незримые для всех, / С...

Твоих единственных в подлунном мире губ…

Твоих единственных в подлунном мире губ, / Твоих пурпурных, я коснуться смею. О слава тем, кем мир нам люб, / Праматери и змею. / И мы опьянены / Словами яркими без меры, Что нежность тела трепетной жены / Нежней цветов и звезд, мечтания и веры.

Царица

Твой лоб в кудрях отлива бронзы, / Как сталь, глаза твои остры, / Тебе задумчивые бонзы / В Тибете ставили костры. Когда Тимур в унылой злобе / Народы бросил к их мете, / Тебя несли в пустынях Гоби / На боевом его щите. И ты вступила в крепость Агры, / Светла, как древняя Лилит, / ...

Тебе бродить по солнечным лугам…

Тебе бродить по солнечным лугам, / Зеленых трав, смеясь, раздвинуть стены! / Так любят льнуть серебряные пены / К твоим нагим и маленьким ногам. Весной в лесах звучит веселый гам, / Всё чувствует дыханье перемены; / Больной луной, проносятся гиены, / И пляски змей странны по вечерам. К...

Андрогин

Тебе никогда не устанем молиться, / Немыслимо-дивное Бог-Существо. / Мы знаем, Ты здесь, Ты готов проявиться, / Мы верим, мы верим в Твое торжество. Подруга, я вижу, ты жертвуешь много, / Ты в жертву приносишь себя самое, / Ты тело даешь для Великого Бога, / Изысканно-нежное тело свое. ...

У цыган

Толстый, качался он, как в дурмане, / Зубы блестели из-под хищных усов, / На ярко-красном его доломане / Сплетались узлы золотых шнуров. Струна... и гортанный вопль... и сразу / Сладостно так заныла кровь моя, / Так убедительно поверил я рассказу / Про иные, родные мне, края. Вещие стр...