Андрей Рублёв

Андрей Рублев

Я твердо, я так сладко знаю,
С искусством иноков знаком,
Что лик жены подобен раю,
Обетованному Творцом.

Нос — это древа ствол высокий;
Две тонкие дуги бровей
Над ним раскинулись, широки,
Изгибом пальмовых ветвей.

Два вещих сирина, два глаза,
Под ними сладостно поют,
Велеречивостью рассказа
Все тайны духа выдают.

Открытый лоб — как свод небесный,
И кудри — облака над ним;
Их, верно, с робостью прелестной
Касался нежный серафим.

И тут же, у подножья древа,
Уста — как некий райский цвет,
Из-за какого матерь Ева
Благой нарушила завет.

Все это кистью достохвальной
Андрей Рублев мне начертал,
И этой жизни труд печальный
Благословеньем Божьим стал.


А вот еще у Гумилёва:

Ангел боли

Праведны пути твои, царица, / По которым ты ведешь меня, / Только сердце бьется, словно птица, / Страшно мне от синего огня. С той поры, как я еще ребенком, / Стоя в церкви, сладко трепетал / Перед профилем девичьим, тонким, / Пел псалмы, молился и мечтал, И до сей поры, когда во храме...

Шестое чувство

Прекрасно в нас влюбленное вино / И добрый хлеб, что в печь для нас садится, / И женщина, которою дано, / Сперва измучившись, нам насладиться. Но что нам делать с розовой зарей / Над холодеющими небесами, / Где тишина и неземной покой, / Что делать нам с бессмертными стихами? Ни съесть...

Зараза

Приближается к Каиру судно / С длинными знаменами Пророка. / По матросам угадать нетрудно, / Что они с востока. Капитан кричит и суетится, / Слышен голос гортанный и резкий, / Меж снастей видны смуглые лица, / И мелькают красные фески. На пристани толпятся дети, / Забавны их тонкие т...

Медиумические явления

Приехал Коля. Тотчас слухи, / Во всех вселившие испуг: / По дому ночью ходят духи / И слышен непонятный стук. Лишь днем не чувствуешь их дури; / Когда ж погаснет в окнах свет, / Они лежат на лиги-куре / Или сражаются в крокет. Испуг ползет, глаза туманя; / Мы все за чаем - что за вид...

Императору

Призрак какой-то неведомой силы, / Ты ль, указавший законы судьбе, / Ты ль, император, во мраке могилы / Хочешь, чтоб я говорил о тебе? Горе мне! Я не трибун, не сенатор, / Я только бедный бродячий певец, / И для чего, для чего, император, / Ты на меня возлагаешь венец? Заперты мне все...

Природе женщины подобны…

Природе женщины подобны, / Зверям и птицам - злись не злись, / Но я, услышав шаг твой дробный, / Душой угадываю рысь. Порой ты, нежная и злая, / Всегда перечащая мне, / Напоминаешь горностая / На ветке снежной при луне. И редко-редко взором кротким, / Не на меня глядя, а вкруг, / Т...