Андрей Рублёв

Андрей Рублев

Я твердо, я так сладко знаю,
С искусством иноков знаком,
Что лик жены подобен раю,
Обетованному Творцом.

Нос — это древа ствол высокий;
Две тонкие дуги бровей
Над ним раскинулись, широки,
Изгибом пальмовых ветвей.

Два вещих сирина, два глаза,
Под ними сладостно поют,
Велеречивостью рассказа
Все тайны духа выдают.

Открытый лоб — как свод небесный,
И кудри — облака над ним;
Их, верно, с робостью прелестной
Касался нежный серафим.

И тут же, у подножья древа,
Уста — как некий райский цвет,
Из-за какого матерь Ева
Благой нарушила завет.

Все это кистью достохвальной
Андрей Рублев мне начертал,
И этой жизни труд печальный
Благословеньем Божьим стал.


А вот еще у Гумилёва:

Неизвестность

Замирает дыханье, и ярче становятся взоры / Перед странно-волнующим ликом твоим, Неизвестность / Как у путника, дерзко вступившего в дикие горы / И смущенного видеть еще неоткрытую местность. В каждой травке намек на возможность немыслимой встречи, / Этот грот - обиталище феи всегда легкокр...

Сон

Застонал я от сна дурного / И проснулся, тяжко скорбя. / Снилось мне - ты любишь другого, / И что он обидел тебя. Я бежал от моей постели, / Как убийца от плахи своей, / И смотрел, как тускло блестели / Фонари глазами зверей. Ах, наверно таким бездомным / Не блуждал ни один человек /...

1905, 17 октября

Захотелось жабе черной / Заползти на царский трон, / Яд жестокий, яд упорный / В жабе черной затаен. Двор смущенно умолкает, / Любопытно смотрит голь, / Место жабе уступает / Обезумевший король. Чтоб спасти свои седины / И оставшуюся власть / Своего родного сына / Он бросает жабе...

Зачарованный викинг, я шел по земле…

Зачарованный викинг, я шел по земле, / Я в душе согласил жизнь потока и скал, / Я скрывался во мгле на моем корабле, / Ничего не просил, ничего не желал. В ярком солнечном свете - надменный павлин, / В час ненастья - внезапно свирепый орел, / Я в тревоге пучин встретил остров ундин, / Я...

Стокгольм

Зачем он мне снился, смятенный, нестройный, / Рожденный из глубин не наших времен, / Тот сон о Стокгольме, такой беспокойный, / Такой уж почти и нерадостный сон... Быть может, был праздник, не знаю наверно, / Но только все колокол, колокол звал; / Как мощный орган, потрясенный безмерно, /...

Думы

Зачем они ко мне собрались, думы, / Как воры ночью в тихий мрак предместий? / Как коршуны, зловещи и угрюмы, / Зачем жестокой требовали мести? Ушла надежда, и мечты бежали, / Глаза мои открылись от волненья, / И я читал на призрачной скрижали / Свои слова, дела и помышленья. За то, что...