Слово

Слово

В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо Свое, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города.

И орел не взмахивал крылами,
Звезды жались в ужасе к луне,
Если, точно розовое пламя,
Слово проплывало в вышине.

А для низкой жизни были числа,
Как домашний, подъяремный скот,
Потому, что все оттенки смысла
Умное число передает.

Патриарх седой, себе под руку
Покоривший и добро и зло,
Не решаясь обратиться к звуку,
Тростью на песке чертил число.

Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангельи от Иоанна
Сказано, что слово это Бог.

Мы ему поставили пределом
Скудные пределы естества,
И, как пчелы в улье опустелом,
Дурно пахнут мертвые слова.


А вот еще у Гумилёва:

Я часто думаю о старости своей…

Я часто думаю о старости своей, / О мудрости и о покое.

На безумном аэроплане…

На безумном аэроплане / В звёздных дебрях, на трудных кручах / И в серебряном урагане / Станешь новой звездой падучей.

В каких жестоких поднебесных звездах…

В каких жестоких <поднебесных?> звездах / Отстаивался пар полей / Веет влажный вольный воздух / Ингерманландии моей. Все реки в вереске, озёра, / Стада зеркальных черепах / <неразборчиво 2 стиха>

Надпись на «Романтических цветах»

Вот книга странная, / Арена, где гиены и жирафы / Крадутся от страницы до страницы, / Раскидистые пальмы и платаны / Изгибами уходят за поля. / Вот книга странная / И скучная, быть может. / Что ж! Ласково всегда встречались / У Вас иные и ещё слабее.

В мой мозг, в мой гордый мозг собрались думы...

В мой мозг, в мой гордый мозг собрались думы, / Как воры ночью в тихий мрак предместий? / Как коршуны, зловещи и угрюмы, / Они столпившись требовали мести. Я был один. Мечты мои бежали, / Мои глаза раскрылись от волненья, / И я читал на призрачной скрижали / Мои слова, дела и преступлен...

Пока бросает ураганами…

Пока бросает ураганами / Державный Вождь свои полки, / Вы наклоняетесь над ранами / С глазами полными тоски. И имя Вашего Величества / Не позабудется доколь / Смиряет смерть любви владычество / И ласка утешает боль. / Несчастных кроткая заступница, / России милая сестра, / Где В...