Волшебная скрипка

Волшебная скрипка

Милый мальчик, ты так весел, так светла твоя улыбка,
Не проси об этом счастье, отравляющем миры,
Ты не знаешь, ты не знаешь, что такое эта скрипка,
Что такое темный ужас начинателя игры!

Тот, кто взял ее однажды в повелительные руки,
У того исчез навеки безмятежный свет очей,
Духи ада любят слушать эти царственные звуки,
Бродят бешеные волки по дороге скрипачей.

Надо вечно петь и плакать этим струнам, звонким струнам,
Вечно должен биться, виться обезумевший смычок,
И под солнцем, и под вьюгой, под белеющим буруном,
И когда пылает запад и когда горит восток.

Ты устанешь и замедлишь, и на миг прервется пенье,
И уж ты не сможешь крикнуть, шевельнуться и вздохнуть, —
Тотчас бешеные волки в кровожадном исступленьи
В горло вцепятся зубами, встанут лапами на грудь.

Ты поймешь тогда, как злобно насмеялось все, что пело,
В очи глянет запоздалый, но властительный испуг.
И тоскливый смертный холод обовьет, как тканью, тело,
И невеста зарыдает, и задумается друг.

Мальчик, дальше! Здесь не встретишь ни веселья, ни сокровищ!
Но я вижу — ты смеешься, эти взоры — два луча.
На, владей волшебной скрипкой, посмотри в глаза чудовищ
И погибни славной смертью, страшной смертью скрипача!


А вот еще у Гумилёва:

Родос

На полях опаленных Родоса / Камни стен и в цвету тополя / Видит зоркое сердце матроса / В тихий вечер с кормы корабля. Там был рыцарский орден: соборы, / Цитадель, бастионы, мосты, / И на людях простые уборы, / Но на них золотые кресты. Не стремиться ни к славе, ни к счастью, / Все р...

На путях зеленых и земных…

На путях зеленых и земных / Горько счастлив темной я судьбою. / А стихи? Ведь ты мне шепчешь их, / Тайно наклоняясь надо мною. Ты была безумием моим / Или дивной мудростью моею, / Так когда-то грозный серафим / Говорил тоскующему змею: "Тьмы тысячелетий протекут, / И ты будешь биться...

Перчатка

На руке моей перчатка, / И ее я не сниму, / Под перчаткою загадка, / О которой вспомнить сладко / И которая уводит мысль во тьму. На руке прикосновенье / Тонких пальцев милых рук, / И как слух мой помнит пенье, / Так хранит их впечатленье / Эластичная перчатка, верный друг. Есть у ...

Русалка

На русалке горит ожерелье / И рубины греховно-красны, / Это странно-печальные сны / Мирового, больного похмелья. / На русалке горит ожерелье / И рубины греховно-красны. У русалки мерцающий взгляд, / Умирающий взгляд полуночи, / Он блестит, то длинней, то короче, / Когда ветры морски...

На сердце песни, на сердце слезы…

На сердце песни, на сердце слезы, / Душа страданьями полна. / В уме мечтания, пустые грезы / И мрак отчаянья без дна. Когда же сердце устанет биться, / Грудь наболевшая замрет, / Когда ж покоем мне насладиться / В сырой могиле придет черед?

Сказка

На скале, у самого края, / Где река Елизабет, протекая, / Скалит камни, как зубы, был замок. На его зубцы и бойницы / Прилетали тощие птицы, / Глухо каркали, предвещая. А внизу, у самого склона, / Залегала берлога дракона, / Шестиногого, с рыжей шерстью. Сам хозяин был черен, как в де...