Жираф

Жираф

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд,
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай: далёко, далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Ему грациозная стройность и нега дана,
И шкуру его украшает волшебный узор,
С которым равняться осмелится только луна,
Дробясь и качаясь на влаге широких озер.

Вдали он подобен цветным парусам корабля,
И бег его плавен, как радостный птичий полет.
Я знаю, что много чудесного видит земля,
Когда на закате он прячется в мраморный грот.

Я знаю веселые сказки таинственных стран
Про черную деву, про страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад,
Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав…
Ты плачешь? Послушай… далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.


А вот еще у Гумилёва:

Осень

По узкой тропинке / Я шел, упоенный мечтою своей, / И в каждой былинке / Горело сияние чьих-то очей. Сплеталися травы / И медленно пели и млели цветы, / Дыханьем отравы / Зеленой, осенней светло залиты. И в счастье обмана / Последних холодных и властных лучей / Звенел хохот Пана / ...

Невольничья

По утрам просыпаются птицы, / Выбегают в поле газели, / И выходит из шатра европеец, / Размахивая длинным бичом. Он садится под тенью пальмы, / Обвернув лицо зеленой вуалью, / Ставит рядом с собой бутылку виски / И хлещет ленящихся рабов. Мы должны чистить его вещи, / Мы должны стере...

За гробом

Под землей есть тайная пещера, / Там стоят высокие гробницы, / Огненные грезы Люцифера, - / Там блуждают стройные блудницы. Ты умрешь бесславно иль со славой, / Но придет и властно глянет в очи / Смерть, старик угрюмый и костлявый, / Нудный и медлительный рабочий. Понесет тебя по корид...

Под рукой уверенной поэта…

Под рукой уверенной поэта / Струны трепетали в легком звоне, / Струны золотые, как браслеты / Сумрачной царицы беззаконий. Опьянили зоны сладострастья, / И спешили поздние зарницы, / Но недаром звякнули запястья / На руках бледнеющей царицы. И недаром взоры заблистали: / Раб делил с ...

Туркестанские генералы

Под смутный говор, стройный гам, / Сквозь мерное сверканье балов, / Так странно видеть по стенам / Высоких старых генералов. Приветный голос, ясный взгляд, / Бровей седеющих изгибы / Нам ничего не говорят / О том, о чем сказать могли бы. И кажется, что в вихре дней, / Среди сановнико...

Венеция

Поздно. Гиганты на башне / Гулко ударили три. / Сердце ночами бесстрашней, / Путник, молчи и смотри. Город, как голос наяды, / В призрачно-светлом былом, / Кружев узорней аркады, / Воды застыли стеклом. Верно, скрывают колдуний / Завесы черных гондол / Там, где огни на лагуне / -...