Слово

Слово

В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо Свое, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города.

И орел не взмахивал крылами,
Звезды жались в ужасе к луне,
Если, точно розовое пламя,
Слово проплывало в вышине.

А для низкой жизни были числа,
Как домашний, подъяремный скот,
Потому, что все оттенки смысла
Умное число передает.

Патриарх седой, себе под руку
Покоривший и добро и зло,
Не решаясь обратиться к звуку,
Тростью на песке чертил число.

Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангельи от Иоанна
Сказано, что слово это Бог.

Мы ему поставили пределом
Скудные пределы естества,
И, как пчелы в улье опустелом,
Дурно пахнут мертвые слова.


А вот еще у Гумилёва:

Я вечернею порою над заснувшею рекою…

Я вечернею порою над заснувшею рекою, / Полон дум необъяснимых, всеми кинутый, брожу. / Точно дух ночной, блуждаю, встречи радостной не знаю, / Одиночества дрожу. Слышу прошлые мечтанья, и души моей страданья / С новой силой, с новой злобой у меня в груди встают. / ...

Дорога

Я видел пред собой дорогу / В тени раскидистых дубов, / Такую милую дорогу / Вдоль изгороди из цветов. Смотрел я в тягостной тревоге, / Как плыл по ней вечерний дым. / И каждый камень на дороге / Казался близким и родным. Но для чего идти мне ею? / Она меня не приведет / Туда, где ...

Разговор

Я властительный и чудный / Пел печальной бледной деве: / "Видишь воздух изумрудный / В обольстительном напеве? Посмотри, как быстро челны / Легкотканного обмана / Режут радостные волны / Мирового Океана. Солнце жаркое в лазури / Так роскошно и надменно / Грезит негой, грезит бурей ...

Я всю жизнь отдаю для великой борьбы…

Я всю жизнь отдаю для великой борьбы, / Для борьбы против мрака, насилья и тьмы. / Но увы! Окружают меня лишь рабы. / Недоступные светлым идеям умы. Они или холодной насмешкой своей, / Или трусостью рабской смущают меня, / И живу я во мраке не видя лучей / Благодатного, ясного, светлого...

Синяя звезда

Я вырван был из жизни тесной, / Из жизни скудной и простой, / Твоей мучительной, чудесной, / Неотвратимой красотой. И умер я... и видел пламя, / Невиданное никогда: / Пред ослепленными глазами / Светилась синяя звезда. Преображая дух и тело, / Напев вставал и падал вновь, / То гово...

Предложенье

Я говорил - ты хочешь, хочешь? / Могу я быть тобой любим? / Ты счастье странное пророчишь / Гортанным голосом своим. А я плачу за счастье много, / Мой дом - из звезд и песен дом, / И будет сладкая тревога / Расти при имени твоем. "И скажут - что он? Только скрипка, / Покорно плачущая...