Театр

Другие исполнители:

Театр

Все мы, святые и воры,
Из алтаря и острога
Все мы — смешные актеры
В театре Господа Бога.

Бог восседает на троне,
Смотрит, смеясь, на подмостки,
Звезды на пышном хитоне —
Позолоченные блестки.

Так хорошо и привольно
В ложе предвечного света.
Дева Мария довольна,
Смотрит, склоняясь, в либретто:

«Гамлет? Он должен быть бледным.
Каин? Тот должен быть грубым…»
Зрители внемлют победным
Солнечным, ангельским трубам.

Бог, наклонясь, наблюдает,
К пьесе он полон участья.
Жаль, если Каин рыдает,
Гамлет изведает счастье!

Так не должно быть по плану!
Чтобы блюсти упущенья,
Боли, глухому титану,
Вверил он ход представленья.

Боль вознеслася горою,
Хитрой раскинулась сетью,
Всех, утомленных игрою,
Хлещет кровавою плетью.

Множатся пытки и казни…
И возрастает тревога,
Что, коль не кончится праздник
В театре Господа Бога?!


А вот еще у Гумилёва:

На ступенях балкона…

На ступенях балкона / Я вечером сяду, / Про век Наполеона / Слагая балладу. И пронесут знамена / От Каэра к Парижу. / На ступенях балкона / Я их не увижу.

Озеро Чад

На таинственном озере Чад / Посреди вековых баобабов / Вырезные фелуки стремят / На заре величавых арабов. / По лесистым его берегам / И в горах, у зеленых подножий, / Поклоняются страшным богам / ...

Индюк

На утре памяти неверной, / Я вспоминаю пестрый луг, / Где царствовал высокомерный, / Мной обожаемый индюк. Была в нем злоба и свобода, / Был клюв его как пламя ал, / И за мои четыре года / Меня он остро презирал. Ни шоколад, ни карамели, / Ни ананасная вода / Меня утешить не умели ...

Неоромантическая сказка

Над высокою горою / Поднимались башни замка, / Окруженного рекою, / Как причудливою рамкой. Жили в нем согласной парой / Принц, на днях еще из детской, / С ним всезнающий, и старый, / И напыщенный дворецкий. В зале Гордых Восклицаний / Много копий и арканов, / Чтоб охотиться на лан...

Душа и тело

I Над городом плывет ночная тишь / И каждый шорох делается глуше, / А ты, душа, ты всё-таки молчишь, / Помилуй, Боже, мраморные души. И отвечала мне душа моя, / Как будто арфы дальние пропели: / - Зачем открыла я для бытия / Глаза в презренном человечьем теле? - Безумная, я бросила мо...

Над морем встал ночной туман…

Над морем встал ночной туман, / Но сквозь туман еще светлее / Горит луна - большой тюльпан / Заоблачной оранжереи. Экватор спит, пересечен / Двенадцатым меридианом, / И сон как будто уж не сон / Под пламенеющим тюльпаном. Уже не сон, а забытье, / И забытья в нем даже мало, / То кам...