Театр

Другие исполнители:

Театр

Все мы, святые и воры,
Из алтаря и острога
Все мы — смешные актеры
В театре Господа Бога.

Бог восседает на троне,
Смотрит, смеясь, на подмостки,
Звезды на пышном хитоне —
Позолоченные блестки.

Так хорошо и привольно
В ложе предвечного света.
Дева Мария довольна,
Смотрит, склоняясь, в либретто:

«Гамлет? Он должен быть бледным.
Каин? Тот должен быть грубым…»
Зрители внемлют победным
Солнечным, ангельским трубам.

Бог, наклонясь, наблюдает,
К пьесе он полон участья.
Жаль, если Каин рыдает,
Гамлет изведает счастье!

Так не должно быть по плану!
Чтобы блюсти упущенья,
Боли, глухому титану,
Вверил он ход представленья.

Боль вознеслася горою,
Хитрой раскинулась сетью,
Всех, утомленных игрою,
Хлещет кровавою плетью.

Множатся пытки и казни…
И возрастает тревога,
Что, коль не кончится праздник
В театре Господа Бога?!


А вот еще у Гумилёва:

Император

Император с профилем орлиным, / С черною, курчавой бородой, / О, каким бы был ты властелином, / Если б не был ты самим собой! Любопытно-вдумчивая нежность, / Словно тень, на царственных устах, / Но какая дикая мятежность / Затаилась в сдвинутых бровях! Образы властительные Рима, / Це...

Император

Император с профилем орлиным, / С черною, курчавой бородой, / О, каким бы был ты властелином, / Если б не был ты самим собой! Любопытно-вдумчивая нежность, / Словно тень, на царственных устах, / Но какая дикая мятежность / Затаилась в сдвинутых бровях! Образы властительные Рима, / Це...

Император с профилем орлиным…

Император с профилем орлиным, / С черною, курчавой бородой, / О, каким бы стал ты властелином, / Если б не был ты самим собой! Любопытно-вдумчивая нежность, / Словно тень, на царственных устах, / Но какая дикая мятежность / Затаилась в сдвинутых бровях! Образы властительные Рима, / Ю...

Я помню, я помню, носились тучи…

Я помню, я помню, носились тучи / По небу желтому, как новая медь, / И ты мне сказала: "Да, было бы лучше, / Было бы лучше мне умереть". "Неправда, - сказал я, - и этот ветер, / И все, что было, рассеется сном, / Помолимся Богу, чтоб прожить этот вечер, / А завтра на утро мы все поймем....

Об Адонисе с лунной красотой…

Об Адонисе с лунной красотой, / О Гиацинте тонком, о Нарциссе, / И о Данае, туче золотой, / Еще грустят Аттические выси. Грустят валы ямбических морей, / И журавлей кочующие стаи, / И пальма, о которой Одиссей / Рассказывал смущенной Навзикае. Печальный мир не очаруют вновь / Ни кудр...

Два сна

I Весь двор усыпан песком, / Цветами редкосными вышит, / За ним сиял высокий дом / Своей эмалевою крышей. А за стеной из тростника, / Работы тщательной и тонкой, / Шумела Желтая река, / И пели лодочники звонко. Лай-Це ступила на песок, / Обвороженная сияньем, / В лицо ей веял вете...