Вступление

Вступление

Оглушенная ревом и топотом,
Облеченная в пламя и дымы,
О тебе, моя Африка, шёпотом
В небесах говорят серафимы.

И твое раскрывая Евангелье,
Повесть жизни ужасной и чудной,
О неопытном думают ангеле,
Что приставлен к тебе, безрассудной.

Про деянья свои и фантазии,
Про звериную душу послушай,
Ты, на дереве древнем Евразии
Исполинской висящая грушей.

Обреченный тебе, я поведаю
О вождях в леопардовых шкурах,
Что во мраке лесов за победою
Водят полчища воинов хмурых;

О деревнях с кумирами древними,
Что смеются улыбкой недоброй,
И о львах, что стоят над деревнями
И хвостом ударяют о ребра.

Дай за это дорогу мне торную,
Там где нету пути человеку,
Дай назвать моим именем черную,
До сих пор неоткрытую реку.

И последняя милость, с которою
Отойду я в селенья святые,
Дай скончаться под той сикоморою,
Где с Христом отдыхала Мария.


А вот еще у Гумилёва:

Луна на море

Луна уже покинула утесы, / Прозрачным море золотом полно, / И пьют друзья на лодке остроносой, / Не торопясь, горячее вино. Смотря, как тучи легкие проходят / Сквозь-лунный столб, что в море отражен, / Одни из них мечтательно находят, / Что это поезд богдыханских жен; Другие верят - эт...

Канцона

Лучшая музыка в мире - нема! / Дерево, жилы ли бычьи / Выразить молнийный трепет ума, / Сердца причуды девичьи? / Краски и бледны и тусклы! Устал / Я от затей их бессчетных. / Ярче мой дух, чем трава иль метал, / Тело подводных животных! / Только любовь мне осталась, струной / Анге...

Посвящение к сборнику «Горы и ущелья»

I Люблю я чудный горный вид, / Остроконечные вершины, / Где каждый лишний шаг грозит / Несвоевременной кончиной. II Люблю над пропастью глухой / Простором дали любоваться / Или неверною тропой / Всё выше-выше подниматься. III В горах мне люб и Божий свет, / Но люб и смерти миг еди...

Любовники

Любовь их душ родилась возле моря, / В священных рощах девственных наяд, / Чьи песни вечно-радостно звучат, / С напевом струн, с игрою ветра споря. Великий жрец... страннее и суровей / Едва ль была людская красота, / Спокойный взгляд, сомкнутые уста / И на кудрях повязка цвета крови. К...

Манлий

Манлий сброшен. Слава Рима, / Власть все та же, что была, / И навеки нерушима, / Как Тарпейская скала. Рим, как море, волновался, / Разрезали вопли тьму, / Но спокойно улыбался / Низвергаемый к нему. Для чего ж в полдневной хмаре, / Озаряемый лучом, / Возникает хмурый Марий / С о...

Колокол

Медный колокол на башне / Тяжким гулом загудел, / Чтоб огонь горел бесстрашней, / Чтобы бешеные люди / Праздник правили на груде / Изуродованных тел. Звук помчался в дымном поле, / Повторяя слово "смерть". / И от ужаса и боли / В норы прятались лисицы, / А испуганные птицы / Лёт...