Слово

Слово

В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо Свое, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города.

И орел не взмахивал крылами,
Звезды жались в ужасе к луне,
Если, точно розовое пламя,
Слово проплывало в вышине.

А для низкой жизни были числа,
Как домашний, подъяремный скот,
Потому, что все оттенки смысла
Умное число передает.

Патриарх седой, себе под руку
Покоривший и добро и зло,
Не решаясь обратиться к звуку,
Тростью на песке чертил число.

Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангельи от Иоанна
Сказано, что слово это Бог.

Мы ему поставили пределом
Скудные пределы естества,
И, как пчелы в улье опустелом,
Дурно пахнут мертвые слова.


А вот еще у Гумилёва:

Болонья

Нет воды вкуснее, чем в Романье, / Нет прекрасней женщин, чем в Болонье, / В лунной мгле разносятся признанья, / От цветов струится благовонье. Лишь фонарь идущего вельможи / На мгновенье выхватит из мрака / Между кружев розоватость кожи, / Длинный ус, что крутит забияка. И его скорей ...

Блудный сын

1. Нет дома подобного этому дому! / В нем книги и ладан, цветы и молитвы! / Но, видишь, отец, я томлюсь по иному, / Пусть в мире есть слезы, но в мире есть битвы. На то ли, отец, я родился и вырос, / Красивый, могучий и полный здоровья, / Чтоб счастье побед заменил мне твой клирос / И ...

Нет тебя тревожней и капризней…

Нет тебя тревожней и капризней, / Но тебе я предался давно / От того, что много, много жизней / Ты умеешь волей слить в одно. И сегодня... Небо было серо, / День прошел в томительном бреду, / За окном, на мокром дёрне сквера, / Дети не играли в чехарду. Ты смотрела старые гравюры, / ...

Сестре милосердия

Нет, не думайте, дорогая, / О сплетеньи мышц и костей, / О святой работе, о долге... / Это сказки для детей. Под попреки санитаров / И томительный бой часов / Сам собой поправится воин, / Если дух его здоров. И вы верьте в здоровье духа, / В молньеносный его полет, / Он от Вильны д...

Нет, ничего не изменилось…

Нет, ничего не изменилось / В природе бедной и простой, / Всё только дивно озарилось / Невыразимой красотой. Такой и явится, наверно / Людская немощная плоть, / Когда ее из тьмы безмерной / В час судный воззовет Господь. Знай, друг мой гордый, друг мой нежный, / С тобою лишь, с тобой...

Отъезжающему

Нет, я не в том тебе завидую / С такой мучительной обидою, / Что уезжаешь ты и вскоре / На Средиземном будешь море. И Рим увидишь, и Сицилию, / Места любезные Виргилию, / В благоухающей, лимонной / Трущобе сложишь стих влюбленный. Я это сам н...