Только глянет сквозь утесы…

Только глянет сквозь утесы…

Только глянет сквозь утесы
Королевский старый форт,
Как веселые матросы
Поспешат в знакомый порт.

Там, хватив в таверне сидру,
Речь ведет болтливый дед,
Что сразить морскую гидру
Может черный арбалет.

Темнокожие мулатки
И гадают, и поют,
И несется запах сладкий
От готовящихся блюд.

А в заплеванных тавернах
От заката до утра
Мечут ряд колод неверных
Завитые шулера.

Хорошо по докам порта
И слоняться, и лежать,
И с солдатами из форта
Ночью драки затевать.

Иль у знатных иностранок
Дерзко выклянчить два су,
Продавать им обезьянок
С медным обручем в носу.

А потом бледнеть от злости
Амулет зажать в полу,
Вы проигрывая в кости
На затоптанном полу.

Но смолкает зов дурмана,
Пьяных слов бессвязный лет,
Только рупор капитана
Их к отплытью призовет.


А вот еще у Гумилёва:

Вы задумчивы, маркиза…

"Вы задумчивы, маркиза? / Вы больны? / - Ах, мой друг, одни капризы / От луны. Я люблю вас с новой страстью / Вновь и вновь. / - Я давно не верю в счастье / И любовь. Но вокруг нас бродят пары, / Влюблены. / - Это чары, только чары / От луны. Я хочу иль их развеять / Иль пропа...

Руки помнят о тебе и губы…

Руки помнят о тебе и губы / Тоже помнят. / Позабыть ли томный шелест юбок / В мраке комнат?

О, если я весь мир постиг…

О, если я весь мир постиг, / О, если движу я горами, / И тайны все под небесами / Познал, измерил и постиг, Но если в то же время я / Любви не ведаю святыни - / Ничтожность я в моей гордыне / Я <...> бытия. И если всё отдам добро / Своё я на благое дело / И если я предам и те...

Нет, к Лете не иди, не выжимай…

Нет, к Лете не иди, не выжимай / Из чёрных трав убийственные вина, / Чела бледнеющего не венчай / Пурпурным виноградом Прозерпины.

Ровно в полночь пришло приказанье…

Ровно в полночь пришло приказанье / Выступать четвертому эскадрону - / Прикрывать отход артиллерии. / Это было трудное лето, / Когда мы отходили с Карпатов, / А за нами шаг за шагом / Шла Макензенова фаланга.

Колокольные звоны…

Колокольные звоны, / И зелёные клёны, / И летучие мыши, / И Шекспир, и Овидий - / Для того, кто их слышит, / Для того, кто их видит. / Оттого всё на свете / И грустит о поэте.