Театр

Другие исполнители:

Театр

Все мы, святые и воры,
Из алтаря и острога
Все мы — смешные актеры
В театре Господа Бога.

Бог восседает на троне,
Смотрит, смеясь, на подмостки,
Звезды на пышном хитоне —
Позолоченные блестки.

Так хорошо и привольно
В ложе предвечного света.
Дева Мария довольна,
Смотрит, склоняясь, в либретто:

«Гамлет? Он должен быть бледным.
Каин? Тот должен быть грубым…»
Зрители внемлют победным
Солнечным, ангельским трубам.

Бог, наклонясь, наблюдает,
К пьесе он полон участья.
Жаль, если Каин рыдает,
Гамлет изведает счастье!

Так не должно быть по плану!
Чтобы блюсти упущенья,
Боли, глухому титану,
Вверил он ход представленья.

Боль вознеслася горою,
Хитрой раскинулась сетью,
Всех, утомленных игрою,
Хлещет кровавою плетью.

Множатся пытки и казни…
И возрастает тревога,
Что, коль не кончится праздник
В театре Господа Бога?!


А вот еще у Гумилёва:

Мужик

В чащах, в болотах огромных, / У оловянной реки, / В срубах мохнатых и темных / Странные есть мужики. Выйдет такой в бездорожье, / Где разбежался ковыль, / Слушает крики Стрибожьи, / Чуя старинную быль. С остановившимся взглядом / Здесь проходил печенег... / Сыростью пахнет и гадом...

В шумном вихре юности цветущей…

В шумном вихре юности цветущей / Жизнь свою безумно я сжигал, / День за днем, стремительно бегущий, / Отдохнуть, очнуться не давал. Жить, как прежде больше не могу я, / Я брожу, как охладелый труп, / Я томлюсь по ласке поцелуя, / Поцелуя милых женских губ.

В этом альбоме писать надо длинные, длинные строки, как нити…

В этом альбоме писать надо длинные, длинные строки, как нити. / Много в них можно дурного сказать, может быть, и хорошего много. / Что хорошо или дурно в этом мире роскошных и ярких событий! / Будьте правдивы и верьте в дьяволов, если Вы верите в бога. Если ж Вы верите в дьяволов, тех, что ве...

В этот мой благословенный вечер…

В этот мой благословенный вечер / Собрались ко мне мои друзья, / Все, которых я очеловечил, / Выведя их из небытия. Гондла разговаривал с Гафизом / О любви Гафиза и своей, / И над ним склонялись по карнизам / Головы волков и лебедей. Муза Дальних Странствий обнимала / Зою, как сестру...

Маргарита

Валентин говорит о сестре в кабаке, / Выхваляет её ум и лицо, / А у Маргариты на левой руке / Появилось дорогое кольцо. А у Маргариты спрятан ларец / Под окном в зелёном плюще, / Ей приносит так много серёг и колец / Злой насмешник в красном плаще. Хоть высоко окно в Маргаритин приют, ...

Вам, кавказские ущелья…

Вам, кавказские ущелья, / Вам, причудливые мхи, / Посвящаю песнопенья, / Мои лучшие стихи. Как и вы, душа угрюма, / Как и вы, душа мрачна, / Как и вы, не любит шума, / Ее манит тишина. Буду помнить вас повсюду, / И хоть я в чужом краю, / Но о вас я не забуду / И теперь о вас пою.