Он поклялся в строгом храме...

Он поклялся в строгом храме...

Он поклялся в строгом храме
Перед статуей Мадонны,
Что он будет верен даме,
Той, чьи взоры непреклонны.

И забыл о тайном браке,
Всюду ласки расточая,
Ночью был зарезан в драке
И пришел к преддверьям рая.

«Ты ль в Моем не клялся храме, —
Прозвучала речь Мадонны, —
Что ты будешь верен даме,
Той, чьи взоры непреклонны?

Отойди, не эти жатвы
Собирает Царь Небесный.
Кто нарушил слово клятвы,
Гибнет, Богу неизвестный».

Но, печальный и упрямый,
Он припал к ногам Мадонны:
«Я нигде не встретил дамы,
Той, чьи взоры непреклонны».


А вот еще у Гумилёва:

На ступенях балкона…

На ступенях балкона / Я вечером сяду, / Про век Наполеона / Слагая балладу. И пронесут знамена / От Каэра к Парижу. / На ступенях балкона / Я их не увижу.

Озеро Чад

На таинственном озере Чад / Посреди вековых баобабов / Вырезные фелуки стремят / На заре величавых арабов. / По лесистым его берегам / И в горах, у зеленых подножий, / Поклоняются страшным богам / ...

Индюк

На утре памяти неверной, / Я вспоминаю пестрый луг, / Где царствовал высокомерный, / Мной обожаемый индюк. Была в нем злоба и свобода, / Был клюв его как пламя ал, / И за мои четыре года / Меня он остро презирал. Ни шоколад, ни карамели, / Ни ананасная вода / Меня утешить не умели ...

Неоромантическая сказка

Над высокою горою / Поднимались башни замка, / Окруженного рекою, / Как причудливою рамкой. Жили в нем согласной парой / Принц, на днях еще из детской, / С ним всезнающий, и старый, / И напыщенный дворецкий. В зале Гордых Восклицаний / Много копий и арканов, / Чтоб охотиться на лан...

Душа и тело

I Над городом плывет ночная тишь / И каждый шорох делается глуше, / А ты, душа, ты всё-таки молчишь, / Помилуй, Боже, мраморные души. И отвечала мне душа моя, / Как будто арфы дальние пропели: / - Зачем открыла я для бытия / Глаза в презренном человечьем теле? - Безумная, я бросила мо...

Над морем встал ночной туман…

Над морем встал ночной туман, / Но сквозь туман еще светлее / Горит луна - большой тюльпан / Заоблачной оранжереи. Экватор спит, пересечен / Двенадцатым меридианом, / И сон как будто уж не сон / Под пламенеющим тюльпаном. Уже не сон, а забытье, / И забытья в нем даже мало, / То кам...