Зараза

Другие исполнители:

Зараза

Приближается к Каиру судно
С длинными знаменами Пророка.
По матросам угадать нетрудно,
Что они с востока.

Капитан кричит и суетится,
Слышен голос гортанный и резкий,
Меж снастей видны смуглые лица,
И мелькают красные фески.

На пристани толпятся дети,
Забавны их тонкие тельца,
Они сошлись еще на рассвете
Посмотреть, где станут пришельцы.

Аисты сидят на крыше
И вытягивают шеи.
Они всех выше,
И им виднее.

Аисты — воздушные маги,
Им многое тайное понятно:
Почему у одного бродяги
На щеках багровые пятна.

Аисты кричат над домами,
Но никто не слышит их рассказа,
Что вместе с духами и шелками
Пробирается в город зараза.


А вот еще у Гумилёва:

Рабочий

Он стоит пред раскаленным горном, / Невысокий старый человек. / Взгляд спокойный кажется покорным / От миганья красноватых век. Все товарищи его заснули, / Только он один еще не спит: / Все он занят отливаньем пули, / Что меня с землею разлучит. Кончил, и глаза повеселели. / Возвраща...

Она говорила: «Любимый, любимый…»

Она говорила: "Любимый, любимый, / Ты болен мечтою, ты хочешь и ждешь, / Но память о прошлом, как ратник незримый, / Взнесла над тобой угрожающий нож. О чем же ты грезишь с такою любовью, / Какую ты ищешь себе Госпожу? / Смотри, я прильну к твоему изголовью / И вечные сказки тебе расска...

Колдунья

Она колдует тихой ночью / У потемневшего окна / И страстно хочет, чтоб воочью / Ей тайна сделалась видна. Как бред, мольба ее бессвязна, / Но мысль упорна и горда, / Она не ведает соблазна / И не отступит никогда. Внизу... там дремлет город пестрый / И кто-то слушает и ждет, / Но м...

Она не однажды всплывала…

Она не однажды всплывала / В грязи городского канала, / Где светят, длинны и тонки, / Фонарные огоньки. Ее видали и в роще, / Висящей на иве тощей, / На иве, еще Дездемоной / Оплаканной и прощенной. В каком-нибудь старом доме, / На липкой красной соломе / Ее находили люди / С нас...

Северный раджа

1. Она простерлась, неживая, / Когда замышлен был набег, / Ее сковали грусть без края / И синий лед, и белый снег. Но и задумчивые ели / В цветах серебряной луны, / Всегда тревожные, хотели / Святой по-новому весны. И над страной лесов и гатей / Сверкнула золотом заря, - / То шли ...

Они спустились до реки…

Они спустились до реки / Смотреть на зарево заката, / Но серебрились их виски / И сердце не было крылато. Промчался длинный ряд годов, / Годов унынья и печали, / Когда ни алых вечеров, / Ни звезд они не замечали. Вот все измены прощены / И позабыты все упреки, / О, только б слушать...