Осень

Осень

Оранжево-красное небо…
Порывистый ветер качает
Кровавую гроздь рябины.
Догоняю бежавшую лошадь
Мимо стекол оранжереи,
Решетки старого парка
И лебединого пруда.
Косматая, рыжая, рядом
Несется моя собака,
Которая мне милее
Даже родного брата,
Которую буду помнить,
Если она издохнет.
Стук копыт участился,
Пыль все выше.
Трудно преследовать лошадь
Чистой арабской крови.
Придется присесть, пожалуй,
Задохнувшись, на камень
Широкий и плоский,
И удивляться тупо
Оранжево-красному небу,
И тупо слушать
Кричащий пронзительно ветер.


А вот еще у Гумилёва:

Каракалла

Император с профилем орлиным, / С черною, курчавой бородой, / О, каким бы стал ты властелином, / Если б не был ты самим собой! Любопытно-вдумчивая нежность, / Словно тень, на царственных устах, / Но какая дикая мятежность / Затаилась в сдвинутых бровях! Образы властительные Рима, / Ю...

Иногда я бываю печален…

Иногда я бываю печален, / Я забытый, покинутый бог, / Созидающий, в груде развалин / Старых храмов, грядущий чертог. Трудно храмы воздвигнуть из пепла, / И бескровные шепчут уста, / Не навек-ли сгорела, ослепла / Вековая, Святая Мечта. И тогда надо мною, неясно, / Где-то там в высоте...

По стенам опустевшего дома...

По стенам опустевшего дома / Пробегают холодные тени, / И рыдают бессильные гномы / В тишине своих новых владений. По стенам, по столам, по буфетам / Все могли-бы их видеть воочью, / Их, оставленных ласковым светом, / Окруженных безрадостной ночью. Их больные и слабые тельца / Трепет...

Памяти Анненского

К таким нежданным и певучим бредням / Зовя с собой умы людей, / Был Иннокентий Анненский последним / Из царскосельских лебедей. Я помню дни: я, робкий, торопливый, / Входил в высокий кабинет, / Где ждал меня спокойный и учтивый, / Слегка седеющий поэт. Д...

Рыцарь счастья

Как в этом мире дышится легко! / Скажите мне, кто жизнью недоволен, / Скажите, кто вздыхает глубоко, / Я каждого счастливым сделать волен. Пусть он придет, я расскажу ему / Про девушку с зелеными глазами, / Про голубую утреннюю тьму, / Пронзенную лучами и стихами. Пусть он придет! я д...

Египет

Как картинка из книжки старинной, / Услаждавшей мои вечера, / Изумрудные эти равнины / И раскидистых пальм веера. И каналы, каналы, каналы, / Что несутся вдоль глиняных стен, / Орошая Дамьетские скалы / Розоватыми брызгами пен. И такие смешные верблюды, / С телом рыб и с головками зм...