Слово

Слово

В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо Свое, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города.

И орел не взмахивал крылами,
Звезды жались в ужасе к луне,
Если, точно розовое пламя,
Слово проплывало в вышине.

А для низкой жизни были числа,
Как домашний, подъяремный скот,
Потому, что все оттенки смысла
Умное число передает.

Патриарх седой, себе под руку
Покоривший и добро и зло,
Не решаясь обратиться к звуку,
Тростью на песке чертил число.

Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангельи от Иоанна
Сказано, что слово это Бог.

Мы ему поставили пределом
Скудные пределы естества,
И, как пчелы в улье опустелом,
Дурно пахнут мертвые слова.


А вот еще у Гумилёва:

Первый гам и вой локомобилей…

Первый гам и вой локомобилей... / Дверь в вигвам мы войлоком обили...

Две розы

Перед воротами Эдема / Две розы пышно расцвели, / Но роза - страстности эмблема, / А страстность - детище земли. Одна так нежно розовеет, / Как дева, милым смущена, / Другая, пурпурная, рдеет, / Огнем любви обожжена. А обе на Пороге Знанья... / Ужель Всевышний так судил / И тайну с...

Любовь весной

Перед ночью северной, короткой, / И за нею зори - словно кровь, / Подошла неслышною походкой, / Посмотрела на меня любовь... Отравила взглядом и дыханьем, / Слаще роз дыханьем, и ушла / В белый май с его очарованьем, / В лунные, слепые зеркала... У кого я попрошу совета, / Как до лег...

Жестокой

"Пленительная, злая, неужели / Для вас смешно святое слово: друг? / Вам хочется на вашем лунном теле / Следить касанья только женских рук, "Прикосновенья губ стыдливо-страстных / И взгляды глаз не требующих, да? / Ужели до сих пор в мечтах неясных / Вас детский смех не мучил никогда? "...

Оссиан

По небу бродили свинцовые, тяжкие тучи, / Меж них багровела луна, как смертельная рана. / Зеленого Эрина воин, Кухулин могучий / Упал под мечем короля океана, Сварана. Зловеще рыдали сивиллы седой заклинанья, / Вспенённое море вставало и вновь опадало, / И встретил Сваран исступленный, в ...

Осень

По узкой тропинке / Я шел, упоенный мечтою своей, / И в каждой былинке / Горело сияние чьих-то очей. Сплеталися травы / И медленно пели и млели цветы, / Дыханьем отравы / Зеленой, осенней светло залиты. И в счастье обмана / Последних холодных и властных лучей / Звенел хохот Пана / ...