Рабочий

Другие исполнители:

Рабочий

Он стоит пред раскаленным горном,
Невысокий старый человек.
Взгляд спокойный кажется покорным
От миганья красноватых век.

Все товарищи его заснули,
Только он один еще не спит:
Все он занят отливаньем пули,
Что меня с землею разлучит.

Кончил, и глаза повеселели.
Возвращается. Блестит луна.
Дома ждет его в большой постели
Сонная и теплая жена.

Пуля им отлитая, просвищет
Над седою, вспененной Двиной,
Пуля, им отлитая, отыщет
Грудь мою, она пришла за мной.

Упаду, смертельно затоскую,
Прошлое увижу наяву,
Кровь ключом захлещет на сухую,
Пыльную и мятую траву.

И Господь воздаст мне полной мерой
За недолгий мой и горький век.
Это сделал в блузе светло-серой
Невысокий старый человек.


А вот еще у Гумилёва:

Лес

В том лесу белесоватые стволы / Выступали неожиданно из мглы, Из земли за корнем корень выходил, / Точно руки обитателей могил. Под покровом ярко-огненной листвы / Великаны жили, карлики и львы, И следы в песке видали рыбаки / Шестипалой человеческой руки. Никогда сюда тропа не завела / ...

Однажды вечером

В узких вазах томленье умирающих лилий. / Запад был меднокрасный. Вечер был голубой. / О Леконте де Лиле мы с тобой говорили, / О холодном поэте мы грустили с тобой. Мы не раз открывали шелковистые томы / И читали спокойно и шептали: не тот! / Но тогда нам сверкнули все слова, все истомы,...

В ущелье мрачном и утробном

В ущелье мрачном и утробном / Аму-Дарьяльских котловин / Всегда с другим, себе подобным, / Холодный греется рубин. Быстротекущая, как воздух, / Как жизнь бессмертная, Любовь / В камеях, людях, птицах, звёздах / Торопит огненную кровь. И никогда я не покину / Мечту, что мы с тобой вдв...

Мужик

В чащах, в болотах огромных, / У оловянной реки, / В срубах мохнатых и темных / Странные есть мужики. Выйдет такой в бездорожье, / Где разбежался ковыль, / Слушает крики Стрибожьи, / Чуя старинную быль. С остановившимся взглядом / Здесь проходил печенег... / Сыростью пахнет и гадом...

В шумном вихре юности цветущей…

В шумном вихре юности цветущей / Жизнь свою безумно я сжигал, / День за днем, стремительно бегущий, / Отдохнуть, очнуться не давал. Жить, как прежде больше не могу я, / Я брожу, как охладелый труп, / Я томлюсь по ласке поцелуя, / Поцелуя милых женских губ.

В этом альбоме писать надо длинные, длинные строки, как нити…

В этом альбоме писать надо длинные, длинные строки, как нити. / Много в них можно дурного сказать, может быть, и хорошего много. / Что хорошо или дурно в этом мире роскошных и ярких событий! / Будьте правдивы и верьте в дьяволов, если Вы верите в бога. Если ж Вы верите в дьяволов, тех, что ве...