Память

Память

Только змеи сбрасывают кожи,
Чтоб душа старела и росла.
Мы, увы, со змеями не схожи,
Мы меняем души, не тела.

Память, ты рукою великанши
Жизнь ведешь, как под уздцы коня,
Ты расскажешь мне о тех, что раньше
В этом теле жили до меня.

Самый первый: некрасив и тонок,
Полюбивший только сумрак рощ,
Лист опавший, колдовской ребенок,
Словом останавливавший дождь.

Дерево да рыжая собака,
Вот кого он взял себе в друзья,
Память, Память, ты не сыщешь знака,
Не уверишь мир, что то был я.

И второй… Любил он ветер с юга,
В каждом шуме слышал звоны лир,
Говорил, что жизнь — его подруга,
Коврик под его ногами — мир.

Он совсем не нравится мне, это
Он хотел стать богом и царем,
Он повесил вывеску поэта
Над дверьми в мой молчаливый дом.

Я люблю избранника свободы,
Мореплавателя и стрелка,
Ах, ему так звонко пели воды
И завидовали облака.

Высока была его палатка,
Мулы были резвы и сильны,
Как вино, впивал он воздух сладкий
Белому неведомой страны.

Память, ты слабее год от году,
Тот ли это, или кто другой
Променял веселую свободу
На священный долгожданный бой.

Знал он муки голода и жажды,
Сон тревожный, бесконечный путь,
Но святой Георгий тронул дважды
Пулею нетронутую грудь.

Я — угрюмый и упрямый зодчий
Храма, восстающего во мгле,
Я возревновал о славе Отчей,
Как на небесах, и на земле.

Сердце будет пламенем палимо
Вплоть до дня, когда взойдут, ясны,
Стены нового Иерусалима
На полях моей родной страны.

И тогда повеет ветер странный —
И прольется с неба страшный свет,
Это Млечный Путь расцвел нежданно
Садом ослепительных планет.

Предо мной предстанет, мне неведом,
Путник, скрыв лицо: но всё пойму,
Видя льва, стремящегося следом,
И орла, летящего к нему.

Крикну я… Но разве кто поможет, —
Чтоб моя душа не умерла?
Только змеи сбрасывают кожи,
Мы меняем души, не тела.


А вот еще у Гумилёва:

В мой мозг, в мой гордый мозг собрались думы...

В мой мозг, в мой гордый мозг собрались думы, / Как воры ночью в тихий мрак предместий? / Как коршуны, зловещи и угрюмы, / Они столпившись требовали мести. Я был один. Мечты мои бежали, / Мои глаза раскрылись от волненья, / И я читал на призрачной скрижали / Мои слова, дела и преступлен...

Пока бросает ураганами…

Пока бросает ураганами / Державный Вождь свои полки, / Вы наклоняетесь над ранами / С глазами полными тоски. И имя Вашего Величества / Не позабудется доколь / Смиряет смерть любви владычество / И ласка утешает боль. Несчастных кроткая заступница, / России милая сестра, / Где Вы про...

Гордый Бальмонт о солнце слагал свои песни…

Гордый Бальмонт о солнце слагал свои песни, / Гармоничнее шелеста ранней листвы. / Но безумец не знал, что Вы ярче, прелестней, / Дева солнца, воспетая мной, - это Вы. Гордый Бальмонт сладкозвучный созидал на диво миру / Из стихов своих блестящих разноцветные ковры, / Он вложил в них радо...

Песня Девкалиона

Гибель близка человечьей породы, / Зевс поднимается ныне на них. / Рухнут с устоев шумящие воды, / Выступят воды из трещин земных. Смерти средь воя и свиста и стона / Не избежит ни один человек, / Кроме того, кто из крепкого клена / Bo-время выстроит верный ковчег.

Пантум

Какая смертная тоска / Нам приходить и ждать напрасно. / А если я попал в Чека? / Вы знаете, что я не красный! / Нам приходить и ждать напрасно / Пожалуй силы больше нет. / Вы знаете, что я не красный, / Но и не белый, - я - поэт. / Пожалуй силы больше нет / Читать стихи, писать до...

Наш хозяин щурится, как крыса…

Наш хозяин щурится, как крыса. / Поздно. Скучно. Каждый зол и пьян. / Сыплет пепел рыжая Алиса / В до краев наполненный стакан. И над сбродом этих рюмок бедных, / Над ломтями чайной колбасы, / Вдруг, двенадцать раз, двенащать медных / Прогудели, зашипев, часы. Отодвинув от себя тарелку...