Memoria

Память

Только змеи сбрасывают кожи,
Чтоб душа старела и росла.
Мы, увы, со змеями не схожи,
Мы меняем души, не тела.

Память, ты рукою великанши
Жизнь ведешь, как под уздцы коня,
Ты расскажешь мне о тех, что раньше
В этом теле жили до меня.

Самый первый: некрасив и тонок,
Полюбивший только сумрак рощ,
Лист опавший, колдовской ребенок,
Словом останавливавший дождь.

Дерево да рыжая собака,
Вот кого он взял себе в друзья,
Память, Память, ты не сыщешь знака,
Не уверишь мир, что то был я.

И второй… Любил он ветер с юга,
В каждом шуме слышал звоны лир,
Говорил, что жизнь — его подруга,
Коврик под его ногами — мир.

Он совсем не нравится мне, это
Он хотел стать богом и царем,
Он повесил вывеску поэта
Над дверьми в мой молчаливый дом.

Я люблю избранника свободы,
Мореплавателя и стрелка,
Ах, ему так звонко пели воды
И завидовали облака.

Высока была его палатка,
Мулы были резвы и сильны,
Как вино, впивал он воздух сладкий
Белому неведомой страны.

Память, ты слабее год от году,
Тот ли это, или кто другой
Променял веселую свободу
На священный долгожданный бой.

Знал он муки голода и жажды,
Сон тревожный, бесконечный путь,
Но святой Георгий тронул дважды
Пулею нетронутую грудь.

Я — угрюмый и упрямый зодчий
Храма, восстающего во мгле,
Я возревновал о славе Отчей,
Как на небесах, и на земле.

Сердце будет пламенем палимо
Вплоть до дня, когда взойдут, ясны,
Стены нового Иерусалима
На полях моей родной страны.

И тогда повеет ветер странный —
И прольется с неба страшный свет,
Это Млечный Путь расцвел нежданно
Садом ослепительных планет.

Предо мной предстанет, мне неведом,
Путник, скрыв лицо: но всё пойму,
Видя льва, стремящегося следом,
И орла, летящего к нему.

Крикну я… Но разве кто поможет, —
Чтоб моя душа не умерла?
Только змеи сбрасывают кожи,
Мы меняем души, не тела.


А вот еще у Гумилёва:

Фарфоровый павильон

Среди искусственного озера / Поднялся павильон фарфоровый. / Тигриною спиною выгнутый, / Мост яшмовый к нему ведет. И в этом павильоне несколько / Друзей, одетых в платья светлые, / Из чаш, расписанных драконами, / Пьют подогретое вино. То разговаривают весело, / А то стихи свои запи...

Суэцкий канал

Стаи дней и ночей / Надо мной колдовали, / Но не знаю светлей, / Чем в Суэцком канале, Где идут корабли, / Не по морю, по лужам, / Посредине земли / Караваном верблюжьим. Сколько птиц, сколько птиц / Здесь на каменных скатах, / Голубых небылиц, / Голенастых, зобатых! Виден ящери...

Мои читатели

Старый бродяга в Аддис-Абебе, / Покоривший многие племена, / Прислал ко мне черного копьеносца / С приветом, составленным из моих стихов. / Лейтенант, водивший канонерки / Под огнем неприятельских батарей, / Целую ночь над южным морем / Читал мне на память мои стихи. / Человек, среди...

Швеция

Страна живительной прохлады / Лесов и гор гудящих, где / Всклокоченные водопады / Ревут, как будто быть беде. Для нас священная навеки / Страна, ты помнишь ли, скажи, / Тот день, как из Варягов в Греки / Пошли суровые мужи? Ответь, ужели так и надо, / Чтоб был, свидетель злых обид, /...

Странник

Странник, далеко от родины, / И без денег и без друзей, / Ты не слышишь сладкой музыки / Материнского языка. Но природа так слепительна / Что не вовсе несчастен ты. / Пенье птиц, в ветвях гнездящихся, / Разве чуждый язык для тебя? Лишь услыша флейту осени, / Переливчатый звон цикад, ...

Ягуар

Странный сон увидел я сегодня: / Снилось мне, что я сверкал на небе, / Но что жизнь, чудовищная сводня, / Выкинула мне недобрый жребий. Превращен внезапно в ягуара, / Я сгорал от бешеных желаний, / В сердце - пламя грозного пожара, / В мускулах - безумье содроганий. И к людскому крался...