Прапамять

Прапамять

И вот вся жизнь! Круженье, пенье,
Моря, пустыни, города,
Мелькающее отраженье
Потерянного навсегда.

Бушует пламя, трубят трубы,
И кони рыжие летят,
Потом волнующие губы
О счастье, кажется, твердят.

И вот опять восторг и горе,
Опять, как прежде, как всегда,
Седою гривой машет море,
Встают пустыни, города.

Когда же, наконец, восставши
От сна, я буду снова я, —
Простой индиец, задремавший
В священный вечер у ручья?


А вот еще у Гумилёва:

Современность

Я закрыл Илиаду и сел у окна, / На губах трепетало последнее слово, / Что-то ярко светило - фонарь иль луна, / И медлительно двигалась тень часового. Я так часто бросал испытующий взор / И так много встречал отвечающих взоров, / Одиссеев во мгле пароходных контор, / Агамемнонов между тр...

Она

Я знаю женщину: молчанье, / Усталость горькая от слов, / Живет в таинственном мерцаньи / Ее расширенных зрачков. Ее душа открыта жадно / Лишь медной музыке стиха, / Пред жизнью дольней и отрадной / Высокомерна и глуха. Неслышный и неторопливый, / Так странно плавен шаг ее, / Назват...

Деревья

Я знаю, что деревьям, а не нам, / Дано величье совершенной жизни, / На ласковой земле, сестре звездам, / Мы - на чужбине, а они - в отчизне. Глубокой осенью в полях пустых / Закаты медно-красные, восходы / Янтарные окраске учат их, - / Свободные, зеленые народы. Есть Моисеи посреди дуб...

Возвращение

Я из дому вышел, когда все спали, / Мой спутник скрывался у рва в кустах, / Наверно на утро меня искали, / Но было поздно, мы шли в полях. Мой спутник был желтый, худой, раскосый. / О, как я безумно его любил! / Под пестрой хламидой он прятал косу, / Глазами гадюки смотрел и ныл. О ста...

Я конквистадор в панцире железном…

Я конквистадор в панцире железном, / Я весело преследую звезду, / Я прохожу по пропастям и безднам / И отдыхаю в радостном саду. Как смутно в небе диком и беззвездном! / Растет туман... но я молчу и жду / И верю, я любовь свою найду... / Я конквистадор в панцире железном. И если нет по...

Я молчу — во взорах видно горе…

Я молчу - во взорах видно горе, / Говорю - слова мои так злы! / Ах! когда ж я вновь увижу море, / Синие и пенные валы, Белый парус, белых, белых чаек / Или ночью длинный лунный мост, / Позабыв о прошлом и не чая / Ничего в грядущем кроме звезд?! Видно, я суровому Нерею / Мог когда-то...