Фарфоровый павильон

Фарфоровый павильон

Среди искусственного озера
Поднялся павильон фарфоровый.
Тигриною спиною выгнутый,
Мост яшмовый к нему ведет.

И в этом павильоне несколько
Друзей, одетых в платья светлые,
Из чаш, расписанных драконами,
Пьют подогретое вино.

То разговаривают весело,
А то стихи свои записывают,
Заламывая шляпы желтые,
Засучивая рукава.

И ясно видно в чистом озере —
Мост вогнутый, как месяц яшмовый,
И несколько друзей за чашами,
Повернутых вниз головой.


А вот еще у Гумилёва:

Перстень

Уронила девушка перстень / В колодец, в колодец ночной, / Простирает легкие персты / К холодной воде ключевой. - Возврати мой перстень, колодец, / В нем красный цейлонский рубин, / Что с ним будет делать народец / Тритонов и мокрых ундин? - В глубине вода потемнела, / Послышался ропо...

На берегу моря

Уронила луна из ручек / - Так рассеянна до сих пор - / Веер самых розовых тучек / На морской голубой ковер. Наклонилась... достать мечтает / Серебристой тонкой рукой, / Но напрасно! Он уплывает, / Уносимый быстрой волной. Я б достать его взялся... смело, / Луна, я б прыгнул в поток, ...

Почтовый чиновник

Ушла... Завяли ветки / Сирени голубой, / И даже чижик в клетке / Заплакал надо мной. Что пользы, глупый чижик, / Что пользы нам грустить, / Она теперь в Париже, / В Берлине, может быть. Страшнее страшных пугал / Красивым честный путь, / И нам в наш тихий угол / Беглянки не вернут...

Акростих восьмерка

Фёдор Фёдорович, я Вам / Фейных сказок не создам: / Фею ресторанный гам / Испугает - слово дам. / Да и лучше рюмок звон, / Лучше Браун, что внесён, / Есть он, всё иное вон. / Разве не декан мой он?!

Фидлер, мой первый учитель…

Фидлер, мой первый учитель / И гроза моих юных дней, / Дивно мне! Вы ли хотите / Лестных от жертвы речей? / Если теперь я поэт, что мне в том, / Разве он мне не знаком, / Ужас пред вашим судом?!

Франции

Франция, на лик твой просветленный / Я еще, еще раз обернусь, / И, как в омут, погружусь, бездонный, / В дикую мою, родную Русь. Ты была ей дивною мечтою, / Солнцем стольких несравненных лет, / Но назвать тебя своей сестрою, / Вижу, вижу, было ей не след. Только небо в заревых багрянца...