Память

Память

Только змеи сбрасывают кожи,
Чтоб душа старела и росла.
Мы, увы, со змеями не схожи,
Мы меняем души, не тела.

Память, ты рукою великанши
Жизнь ведешь, как под уздцы коня,
Ты расскажешь мне о тех, что раньше
В этом теле жили до меня.

Самый первый: некрасив и тонок,
Полюбивший только сумрак рощ,
Лист опавший, колдовской ребенок,
Словом останавливавший дождь.

Дерево да рыжая собака,
Вот кого он взял себе в друзья,
Память, Память, ты не сыщешь знака,
Не уверишь мир, что то был я.

И второй… Любил он ветер с юга,
В каждом шуме слышал звоны лир,
Говорил, что жизнь — его подруга,
Коврик под его ногами — мир.

Он совсем не нравится мне, это
Он хотел стать богом и царем,
Он повесил вывеску поэта
Над дверьми в мой молчаливый дом.

Я люблю избранника свободы,
Мореплавателя и стрелка,
Ах, ему так звонко пели воды
И завидовали облака.

Высока была его палатка,
Мулы были резвы и сильны,
Как вино, впивал он воздух сладкий
Белому неведомой страны.

Память, ты слабее год от году,
Тот ли это, или кто другой
Променял веселую свободу
На священный долгожданный бой.

Знал он муки голода и жажды,
Сон тревожный, бесконечный путь,
Но святой Георгий тронул дважды
Пулею нетронутую грудь.

Я — угрюмый и упрямый зодчий
Храма, восстающего во мгле,
Я возревновал о славе Отчей,
Как на небесах, и на земле.

Сердце будет пламенем палимо
Вплоть до дня, когда взойдут, ясны,
Стены нового Иерусалима
На полях моей родной страны.

И тогда повеет ветер странный —
И прольется с неба страшный свет,
Это Млечный Путь расцвел нежданно
Садом ослепительных планет.

Предо мной предстанет, мне неведом,
Путник, скрыв лицо: но всё пойму,
Видя льва, стремящегося следом,
И орла, летящего к нему.

Крикну я… Но разве кто поможет, —
Чтоб моя душа не умерла?
Только змеи сбрасывают кожи,
Мы меняем души, не тела.


А вот еще у Гумилёва:

За стенами старого аббатства…

За стенами старого аббатства - / Мне рассказывал его привратник - / Что ни ночь творятся святотатства: / Приезжает неизвестный всадник, В черной мантии, большой и неуклюжий, / Он идет двором, сжимая губы, / Медленно ступая через лужи, / Пачкает в грязи свои раструбы. Отодвинув тяжкие з...

Юг

За то, что я теперь спокойный, / И умерла моя свобода, / О самой светлой, о самой стройной / Со мной беседует природа. Вдали, от зноя помертвелой, / Себе и солнцу буйно рада, / О самой стройной, о самой белой / Звенит немолчная цикада. Увижу ль пены побережной / Серебряное колыханье,...

За часом час бежит и падает во тьму…

За часом час бежит и падает во тьму, / Но властно мой флюид прикован к твоему. Сомкнулся круг навек, его не разорвать, / На нем нездешних рек священная печать. Явленья волшебства - лишь игры вечных числ, / Я знаю все слова и их сокрытый смысл. Я все их вопросил, но нет ни одного / Сильнее...

На море

Закат. Как змеи, волны гнутся, / Уже без гневных гребешков, / Но не бегут они коснуться / Непобедимых берегов. И только издали добредший / Бурун, поверивший во мглу, / Внесется, буйный сумасшедший, / На глянцевитую скалу И лопнет с гиканьем и ревом, / Подбросив к небу пенный клок... ...

Канцона

Закричал громогласно / В сине-черную сонь / На дворе моем красный / И пернатый огонь. Ветер милый и вольный, / Прилетевший с луны, / Хлещет дерзко и больно / По щекам тишины. И, вступая на кручи, / Молодая заря / Кормит жадные тучи / Ячменем янтаря. В этот час я родился, / В э...

Неизвестность

Замирает дыханье, и ярче становятся взоры / Перед странно-волнующим ликом твоим, Неизвестность / Как у путника, дерзко вступившего в дикие горы / И смущенного видеть еще неоткрытую местность. В каждой травке намек на возможность немыслимой встречи, / Этот грот - обиталище феи всегда легкокр...