Слово

Слово

В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо Свое, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города.

И орел не взмахивал крылами,
Звезды жались в ужасе к луне,
Если, точно розовое пламя,
Слово проплывало в вышине.

А для низкой жизни были числа,
Как домашний, подъяремный скот,
Потому, что все оттенки смысла
Умное число передает.

Патриарх седой, себе под руку
Покоривший и добро и зло,
Не решаясь обратиться к звуку,
Тростью на песке чертил число.

Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангельи от Иоанна
Сказано, что слово это Бог.

Мы ему поставили пределом
Скудные пределы естества,
И, как пчелы в улье опустелом,
Дурно пахнут мертвые слова.


А вот еще у Гумилёва:

В пути

Кончено время игры, / Дважды цветам не цвести. / Тень от гигантской горы / Пала на нашем пути. Область унынья и слез - / Скалы с обеих сторон / И оголенный утес, / Где распростерся дракон. Острый хребет его крут, / Вздох его - огненный смерч. / Люди его назовут / Сумрачным именем...

Освобожденье

Кончено! Дверь распахнулась перед ним, заключенным. / Руки не чувствуют холода цепи тяжелой; / Грустно расстаться ему с пауком прирученным, / С милым тюремным цветком, пичиолой. Жалко тюремщика... (он иногда улыбался / Странно-печально)... и друга за тяжким затвором... / Или столба, на ко...

Крест

Корней Иванович Чуковский, вот, / Попал я к босоногим дикарям, / Кормлю собой их я и повар сам - / Увы, наверно выйдет стих урод. / Корней, меня срамите Вы. Иона / Верней нашел приют, средь рыбья лона! / А я, увы, к Чуковскому попав, / Добыча я Чуковского забав. / Ведь кит, усложнивш...

На мотивы Грига

Кричит победно морская птица / Над вольной зыбью волны фиорда, / К каким пределам она стремится? / О чем ликует она так гордо? Холодный ветер, седая сага / Так властно смотрят из звонкой песни, / И в лунной грезе морская влага / Еще прозрачней, еще чудесней. Родятся замки из грезы лунн...

Ангел

Крылья плещут в небесах, как знамя, / Орлий клекот, бешеный полет - / Половина туловища - пламя, / Половина туловища - лед...

Утешение

Кто лежит в могиле, / Слышит дивный звон, / Самых белых лилий / Чует запах он. Кто лежит в могиле, / Видит вечный свет, / Серафимских крылий / Переливный снег. Да, ты умираешь, / Руки холодны, / И сама не знаешь / Неземной весны. Но идешь ты к раю / По моей мольбе, / Это так...


Рейтинг@Mail.ru