Канцона первая

Словно ветер страны счастливой…

Словно ветер страны счастливой,
Носятся жалобы влюбленных.
Как колосья созревшей нивы,
Клонятся головы непреклонных.

Запевает араб в пустыне —
«Душу мне вырвали из тела».
Стонет грек над пучиной синей —
«Чайкою в сердце ты мне влетела».

Красота ли им не покорна!
Теплит гречанка в ночь лампадки,
А подруга араба зерна
Благовонные жжет в палатке.

Зов один от края до края,
Шире, все шире и чудесней,
Угадали ли вы, дорогая,
В этой бессвязной и бедной песне?

Дорогая с улыбкой летней,
С узкими, слабыми руками
И, как мед двухтысячелетний,
Душными, черными волосами.


А вот еще у Гумилёва:

Крыса

Вздрагивает огонек лампадки, / В полутемной детской тихо, жутко, / В кружевной и розовой кроватке / Притаилась робкая малютка. Что там? Будто кашель домового? / Там живет он, маленький и лысый... / Горе! Из-за шкафа платяного / Медленно выходит злая крыса. В красноватом отблеске лампад...

Носорог

Видишь, мчатся обезьяны / С диким криком на лианы, / Что свисают низко, низко, / Слышишь шорох многих ног? / Это значит - близко, близко / От твоей лесной поляны / Разъяренный носорог. Видишь общее смятенье, / Слышишь топот? Нет сомненья, / Если даже буйвол сонный / Отступает глуб...

Баллада

Влюбленные, чья грусть, как облака, / И неясные задумчивые лэди, / Какой дорогой вас ведет тоска, / К какой еще неслыханной победе / Над чарой вам назначенных наследий? / Где вашей вечной грусти и слезам / Целительный предложится бальзам? / Где сердце запылает, не сгорая? / В какой п...

На пиру

Влюбленный принц Диего задремал, / И выронил чеканенный бокал, / И голову склонил меж блюд на стол, / И расстегнул малиновый камзол. И видит он прозрачную струю, / А на струе стеклянную ладью, / В которой плыть уже давно, давно / Ему с его невестой суждено. Вскрываются пространства без...

Во мраке безрадостном ночи…

Во мраке безрадостном ночи, / Душевной больной пустоты / Мне светят лишь дивные очи / Ее неземной красоты. За эти волшебные очи / Я с радостью, верь, отдаю / Мое наболевшее сердце, / Усталую душу мою. За эти волшебные очи / Я смело в могилу сойду, / И первое, лучшее счастье / В м...

Во тьме пещерной и утробной…

Во тьме пещерной и утробной / Аму-Дарьяльских котловин / Всегда с другим себе подобный, / Холодный греется рубин...