Канцона первая

Словно ветер страны счастливой…

Словно ветер страны счастливой,
Носятся жалобы влюбленных.
Как колосья созревшей нивы,
Клонятся головы непреклонных.

Запевает араб в пустыне —
«Душу мне вырвали из тела».
Стонет грек над пучиной синей —
«Чайкою в сердце ты мне влетела».

Красота ли им не покорна!
Теплит гречанка в ночь лампадки,
А подруга араба зерна
Благовонные жжет в палатке.

Зов один от края до края,
Шире, все шире и чудесней,
Угадали ли вы, дорогая,
В этой бессвязной и бедной песне?

Дорогая с улыбкой летней,
С узкими, слабыми руками
И, как мед двухтысячелетний,
Душными, черными волосами.


А вот еще у Гумилёва:

Еще не раз вы вспомните меня…

Еще не раз Вы вспомните меня / И весь мой мир, волнующий и странный, / Нелепый мир из песен и огня, / Но меж других единый необманный. Он мог стать Вашим тоже, и не стал, / Его Вам было мало или много, / Должно быть плохо я стихи писал / И Вас неправедно просил у Бога. Но каждый раз В...

Вечер

Еще один ненужный день, / Великолепный и ненужный! / Приди, ласкающая тень, / И душу смутную одень / Своею ризою жемчужной. И ты пришла... ты гонишь прочь / Зловещих птиц - мои печали. / О, повелительница ночь, / Никто не в силах превозмочь / Победный шаг твоих сандалий! От звезд с...

Renvoi

Еще ослепительны зори, / И перья багряны у птиц, / И много есть в девичьем взоре / Еще не прочтенных страниц. И линии строги и пышны, / Прохладно дыханье морей, / И звонкими веснами слышны / Вечерние отклики фей. Но греза моя недовольна, / В ней голос тоски задрожал, / И сердцу муч...

Живала Ниагара…

Живала Ниагара / Близ озера Дели, / Любовью к Ниагаре / Вожди все летели.

Старая дева

Жизнь печальна, жизнь пустынна, / И не сжалится никто; / Те же вазочки в гостиной, / Те же рамки и плато. Томик пыльный, томик серый / Я беру, тоску кляня, / Но и в книгах кавалеры / Влюблены, да не в меня. А меня совсем иною / Отражают зеркала: / Я наяда под луною / В зыби водно...

Невеста льва

Жрец решил. Народ, согласный / С ним, зарезал мать мою: / Лев пустынный, бог прекрасный, / Ждет меня в степном раю. Мне не страшно, я ли скроюсь / От грозящего врага? / Я надела алый пояс, / Янтари и жемчуга. Вот в пустыне я и кличу: / "Солнце-зверь, я заждалась, / Приходи терзать ...