Смерть

  • Дата написания:

Есть так много жизней достойных,
Но одна лишь достойна смерть,
Лишь под пулями в рвах спокойных
Веришь в знамя Господне, твердь.

И за это знаешь так ясно,
Что в единственный, строгий час,
В час, когда, словно облак красный,
Милый день уплывет из глаз,

Свод небесный будет раздвинут
Пред душою, и душу ту
Белоснежные кони ринут
В ослепительную высоту.

Там Начальник в ярком доспехе,
В грозном шлеме звездных лучей,
И к старинной, бранной потехе
Огнекрылых зов трубачей.

Но и здесь на земле не хуже
Та же смерть — ясна и проста:
Здесь товарищ над павшим тужит
И целует его в уста.

Здесь священник в рясе дырявой
Умиленно поет псалом,
Здесь играют марш величавый
Над едва заметным холмом.


Переводы:

Испанский язык

  • Вера Виноградова.
    Muerte

А вот еще у Гумилёва:

Неоромантическая сказка

Над высокою горою / Поднимались башни замка, / Окруженного рекою, / Как причудливою рамкой. Жили в нем согласной парой / Принц, на днях еще из детской, / С ним всезнающий, и старый, / И напыщенный дворецкий. В зале Гордых Восклицаний / Много копий и арканов, / Чтоб охотиться на лан...

Душа и тело

I Над городом плывет ночная тишь / И каждый шорох делается глуше, / А ты, душа, ты всё-таки молчишь, / Помилуй, Боже, мраморные души. И отвечала мне душа моя, / Как будто арфы дальние пропели: / - Зачем открыла я для бытия / Глаза в презренном человечьем теле? - Безумная, я бросила мо...

Над морем встал ночной туман…

Над морем встал ночной туман, / Но сквозь туман еще светлее / Горит луна - большой тюльпан / Заоблачной оранжереи. Экватор спит, пересечен / Двенадцатым меридианом, / И сон как будто уж не сон / Под пламенеющим тюльпаном. Уже не сон, а забытье, / И забытья в нем даже мало, / То кам...

Воспоминание

Над пучиной в полуденный час / Пляшут искры, и солнце лучится, / И рыдает молчанием глаз / Далеко залетевшая птица. Заманила зеленая сеть / И окутала взоры туманом, / Ей осталось лететь и лететь / До конца над немым океаном. Прихотливые вихри влекут, / Бесполезны мольбы и усилья, / ...

Михаилу Леонидовичу Лозинскому

Над сим Гильгамешем трудились / Три мастера, равных друг другу, / Был первым Син-Лики-Унинни, / Вторым был Владимир Шилейко, / Михаил Леонидыч Лозинский / Был третьим. А я, недостойный, / Один на обложку попал.

Городок

Над широкою рекой, / Пояском-мостом перетянутой, / Городок стоит небольшой, / Летописцем не раз помянутый. Знаю, в этом городке - / Человечья жизнь настоящая, / Словно лодочка на реке, / К цели ведомой уходящая. Полосатые столбы / У гауптвахты, где солдатики / Под пронзительный вой...

На острове

Над этим островом какие выси, / Какой туман! / И Апокалипсис был здесь написан, / И умер Пан! / А есть другие: с пальмами, с лугами, / Где весел жнец, / И где позванивают бубенцами / Стада овец. / И с...

Любовь

Надменный, как юноша, лирик / Вошел, не стучася, в мой дом / И просто заметил, что в мире / Я должен грустить лишь о нем. С капризной ужимкой захлопнул / Открытую книгу мою, / Туфлей лакированной топнул, / Едва проронив: не люблю. Как смел он так пахнуть духами! / Так дерзко перстням...

У камина

Наплывала тень... Догорал камин, / Руки на груди, он стоял один, Неподвижный взор устремляя вдаль, / Горько говоря про свою печаль: "Я пробрался вглубь неизвестных стран, / Восемьдесят дней шел мой караван; "Цепи грозных гор, лес, а иногда / Странные вдали чьи-то города, "И не раз из них...