Тамаре Платоновне Карсавиной

  • Дата написания:

Долго молили о танце мы вас, но молили напрасно,
Вы улыбнулись и отказали бесстрастно.

Любит высокое небо и древние звезды поэт,
Часто он пишет баллады, но редко он ходит в балет.

Грустно пошел я домой, чтоб смотреть в глаза тишине.
Ритмы движений не бывших звенели и пели во мне.

Только так сладко знакомая вдруг расцвела тишина.
Словно приблизилась тайна иль стала солнцем луна.

Ангельской арфы струна порвалась, и мне слышится звук.
Вижу два белые стебля высоко закинутых рук.

Губы ночные, подобные бархатным красным цветам…
Значит, танцуете все-таки вы, отказавшая там!

В синей тунике из неба ночного затянутый стан
Вдруг разрывает стремительно залитый светом туман.

Быстро змеистые молнии легкая чертит нога —
Видит, наверно, такие виденья блаженный Дега,

Если за горькое счастье и сладкую муку свою
Принят он в сине-хрустальном высоком господнем раю.

…Утром проснулся, и утро вставало в тот день лучезарно.
Был ли я счастлив? Но сердце томилось тоской благодарной.


Автограф

  • Тамаре Платоновне Карсавиной | Николай Гумилёв

Материалы к стихотворению:

Галерея


А вот еще у Гумилёва:

Я всю жизнь отдаю для великой борьбы…

Я всю жизнь отдаю для великой борьбы, / Для борьбы против мрака, насилья и тьмы. / Но увы! Окружают меня лишь рабы. / Недоступные светлым идеям умы. Они или холодной насмешкой своей, / Или трусостью рабской смущают меня, / И живу я во мраке не видя лучей / Благодатного, ясного, светлого...

Синяя звезда

Я вырван был из жизни тесной, / Из жизни скудной и простой, / Твоей мучительной, чудесной, / Неотвратимой красотой. И умер я... и видел пламя, / Невиданное никогда: / Пред ослепленными глазами / Светилась синяя звезда. Преображая дух и тело, / Напев вставал и падал вновь, / То гово...

Предложенье

Я говорил - ты хочешь, хочешь? / Могу я быть тобой любим? / Ты счастье странное пророчишь / Гортанным голосом своим. А я плачу за счастье много, / Мой дом - из звезд и песен дом, / И будет сладкая тревога / Расти при имени твоем. "И скажут - что он? Только скрипка, / Покорно плачущая...

Я до сих пор не позабыл…

Я до сих пор не позабыл / Цветов в задумчивом раю, / Песнь ангелов и блеск их крыл, / Ее, избранницу мою. Стоит ее хрустальный гроб / В стране, откуда я ушел, / Но так же нежен гордый лоб, / Уста - цветы, что манят пчел. Я их слезами окроплю / (Щадить не буду я свое), / И станет ро...

Ужас

Я долго шел по коридорам, / Кругом, как враг, таилась тишь. / На пришлеца враждебным взором / Смотрели статуи из ниш. В угрюмом сне застыли вещи, / Был странен серый полумрак, / И точно маятник зловещий, / Звучал мой одинокий шаг. И там, где глубже сумрак хмурый, / Мой взор горящий б...

Тот другой

Я жду, исполненный укоров: / Но не веселую жену / Для задушевных разговоров / О том, что было в старину. И не любовницу: мне скучен / Прерывный шепот, томный взгляд, - / И к упоеньям я приучен, / И к мукам горше во стократ. Я жду товарища, от Бога / В веках дарованного мне / За то,...

Современность

Я закрыл Илиаду и сел у окна, / На губах трепетало последнее слово, / Что-то ярко светило - фонарь иль луна, / И медлительно двигалась тень часового. Я так часто бросал испытующий взор / И так много встречал отвечающих взоров, / Одиссеев во мгле пароходных контор, / Агамемнонов между тр...

Она

Я знаю женщину: молчанье, / Усталость горькая от слов, / Живет в таинственном мерцаньи / Ее расширенных зрачков. Ее душа открыта жадно / Лишь медной музыке стиха, / Пред жизнью дольней и отрадной / Высокомерна и глуха. Неслышный и неторопливый, / Так странно плавен шаг ее, / Назват...

Деревья

Я знаю, что деревьям, а не нам, / Дано величье совершенной жизни, / На ласковой земле, сестре звездам, / Мы - на чужбине, а они - в отчизне. Глубокой осенью в полях пустых / Закаты медно-красные, восходы / Янтарные окраске учат их, - / Свободные, зеленые народы. Есть Моисеи посреди дуб...