Лаос

Девушка, твои так нежны щеки,
Грудь твоя — как холмик невысокий.

Полюби меня, и мы отныне
Никогда друг друга не покинем.

Ты взойдешь на легкую пирогу,
Я возьмусь отыскивать дорогу.

На слона ты сядешь, и повсюду
Я твоим карнаком верным буду.

Если сделаешься ты луною,
Стану тучкой, чтоб играть с тобою.

Если сделаешься ты лианой,
Стану птицею иль обезьяной.

Если будешь ты на горном пике
Перед пастью пропасти великой,

Пусть мне ноги закуют в железо,
Я на пик твой все-таки долезу.

Но напрасно все мое уменье,
Суждено мне горькое мученье,

Ты меня не любишь; и умру я,
Как бычек, травы лишенный свежей,

Без единственного поцелуя
В щеку, где румянец нежен, свежий.


Примечания:

  • Глеб Струве, Б. Филиппов
    Лаос

Переводы:

Английский язык

  • Майя Журавель.
    Laos

Музыка на стихи:


А вот еще у Гумилёва:

Надпись на «Пути конквистадоров»

Микель Анджело, великий скульптор, / Чистые линии лба изваял. / Светлый, ласкающий, пламенный взор / Сам Рафаэль, восторгаясь, писал. Даже улыбку, что нету нежнее, / Перл между перлов и чудо чудес, / Создал веселый властитель Кипреи, / Феб златокудрый, возничий небес.

Надпись на книге

Милый мальчик, томный, томный / Помни - Хлои больше нет. / Хлоя сделалась нескромной, / Ею славится балет. Пляшет нимфой, пляшет Айшей / И грассирует "Ca y est", / Будь смелей и подражай же / Кавалеру де Грие. Пей вино, простись с тоскою, / И заманчиво-легко / Ты добудешь - прежде ...

Волшебная скрипка

Милый мальчик, ты так весел, так светла твоя улыбка, / Не проси об этом счастье, отравляющем миры, / Ты не знаешь, ты не знаешь, что такое эта скрипка, / Что такое темный ужас начинателя игры! Тот, кто взял ее однажды в повелительные руки, / У того исчез навеки безмятежный свет очей, / Ду...

Молодой францисканец

I Младой францисканец безмолвно сидит, / Объятый бесовским волненьем. / Он книгу читает, он в книге чертит, / И ум его полон сомненьем. И кажется тесная келья ему / Унылей, угрюмее гроба, / И скучно, и страшно ему одному, / В груди подымается злоба. Он мало прожил, мало знает он свет,...

Ольге Людвиговне Кардовской

Мне на Ваших картинах ярких / Так таинственно слышна / Царскосельских столетних парков / Убаюкивающая тишина. Разве можно желать чужого, / Разве можно жить не своим... / Но и краски ведь тоже слово, / И узоры линий - ритм.

Мне надо мучиться и мучить…

Мне надо мучиться и мучить, / Твердя безумное: "люблю", / О миг, страшися мне наскучить, / Я царь твой, я тебя убью! О миг, не будь бессильно плоским, / Но опали, сожги меня / И будь великим отголоском / Веками ждущего Огня.