Паломник

  • Дата написания:

Ахмет-Оглы берет свою клюку
И покидает город многолюдный.
Вот он идет по рыхлому песку,
Его движенья медленны и трудны.
— Ахмет, Ахмет, тебе ли, старику,
Пускаться в путь неведомый и чудный?
Твое добро враги возьмут сполна,
Тебе изменит глупая жена. —

«Я этой ночью слышал зов Аллаха,
Аллах сказал мне: — Встань, Ахмет-Оглы,
Забудь про все, иди, не зная страха,
Иди, провозглашая мне хвалы;
Где рыжий вихрь вздымает горы праха,
Где носятся хохлатые орлы,
Где лошадь ржет над трупом бедуина,
Туда иди: там Мекка, там Медина» —

— Ахмет-Оглы, ты лжёшь! Один пророк
Внимал Аллаху, бледный, вдохновенный,
Послом от мира горя и тревог
Он улетал к обители нетленной,
Но он был юн, прекрасен и высок,
И конь его был конь благословенный,
А ты… мы не слыхали о после
Плешивом, на задерганном осле. —

Не слушает, упрям старик суровый,
Идет, кряхтит, и злость в его смешке,
На нем халат изодранный, а новый,
Лиловый, шитый золотом, в мешке;
Подмышкой посох кованый, дубовый,
Удобный даже старческой руке,
Чалма лежит как требуют шииты,
И десять лир в сандалии зашиты.

Вчера шакалы выли под горой,
И чья-то тень текла неуловимо,
Сегодня усмехались меж собой
Три оборванца, проходивших мимо.
Но ни шайтан, ни вор, ни зверь лесной
Смиренного не тронут пилигрима,
И в ночь его, должно быть от луны,
Слетают удивительные сны.

И каждый вечер кажется, что вскоре
Окончится терновник и волчцы,
Как в золотом Багдаде, как в Бассоре
Поднимутся узорные дворцы,
И Красное пылающее Море
Пред ним свои расстелет багрецы,
Волшебство синих и зеленых мелей…
И так идет неделя за неделей.

Он очень стар, Ахмет, а путь суров,
Пронзительны полночные туманы,
Он скоро упадет без сил и слов,
Закутавшись, дрожа, в халат свой рваный,
В одном из тех восточных городов,
Где вечерами шепчутся платаны,
Пока чернобородый муэдзин
Поет стихи про гурию долин.

Он упадет, но дух его бессонный
Аллах недаром дивно окрылил,
Его, как мальчик страстный и влюбленный,
В свои объятья примет Азраил
И поведет тропою, разрешенной
Для демонов, пророков и светил.
Все, что свершить возможно человеку,
Он совершил — и он увидит Мекку.


Переводы:

Азербайджанский язык

  • Гейдар Оруджев.
    Zəvvar

Греческий язык


Видео:


А вот еще у Гумилёва:

Отрывок

Христос сказал: убогие блаженны, / Завиден рок слепцов, калек и нищих, / Я их возьму в надзвездные селенья, / Я сделаю их рыцарями неба / И назову славнейшими из славных... / Пусть! Я приму! Но как же те, другие, / Чьей мыслью мы теперь живем и дышим, / Чьи имена звучат нам, как призыв...

Отказ

Царица - иль, может быть, только печальный ребенок, - / Она наклонялась над сонно-вздыхающим морем, / И стан ее стройный и гибкий казался так тонок, / Он тайно стремился навстречу серебряным зорям. Сбегающий сумрак. Какая-то крикнула птица, / И вот перед ней замелькали на влаге дельфины. / ...

Дагомея

Царь сказал своему полководцу: "Могучий, / Ты высок, точно слон дагомейских лесов, / Но ты все-таки ниже торжественной кучи / Отсеченных тобой человечьих голов. "И, как доблесть твоя, о, испытанный воин, / Так и милость моя не имеет конца. / Видишь солнце над морем? Ступай! Ты достоин / ...

Царь, упившийся кипрским вином…

Царь, упившийся кипрским вином / И украшенный красным кораллом, / Говорил и кричал об одном, / Потрясая звенящим фиалом. "Почему вы не пьете, друзья, / Этой первою полночью брачной? / Этой полночью радостен я, / Я - доселе жестокий и мрачный. Все вы знаете деву богов, / Что владела б...

Роза

Цветов и песен благодатный хмель / Нам запрещен, как ветхие мечтанья. / Лишь девственные наименованья / Поэтам разрешаются отсель. Но роза, принесенная в отель, / Забытая нарочно в час прощанья / На томике старинного изданья / Канцон, которые слагал Рюдель, - Ее ведь смею я почтить сон...

В саду

Целый вечер в саду рокотал соловей, / И скамейка в далекой аллее ждала, / И томила весна... Но она не пришла, / Не хотела, иль просто пугалась ветвей. Оттого ли, что было томиться невмочь, / Оттого ли, что издали плакал рояль, / Было жаль соловья, и аллею, и ночь, / И кого-то еще было т...

Цепи башен…

Цепи башен / И могил - / Дик и страшен / Верхний Нил. Солнцем рощи / Сожжены, / Пальмы мощны / И черны. У Нубийца / Мрачный взор - / Он убийца, / Дерзкий вор. Было время - / Время гроз, / Это племя / Поднялось. Верный правде / Воин бед, / Поднял махди / Стяг побед. ...

Дамара

Готентотская космогония Человеку грешно гордиться, / Человека ничтожна сила: / Над землею когда-то птица / Человека сильней царила. По утрам выходила рано / К берегам крутым океана / И глотала целые скалы, / Острова целиком глотала. А священными вечерами / Над высокими облаками, / ...

Читатель книг

Читатель книг, и я хотел найти / Мой тихий рай в покорности сознанья, / Я их любил, те странные пути, / Где нет надежд и нет воспоминанья. Неутомимо плыть ручьями строк, / В проливы глав вступать нетерпеливо / И наблюдать, как пенится поток, / И слушать гул идущего прилива! Но вечером....