Похвала ямбу

  • Дата написания:

Тебе, четырехстопный ямб
Ритмически многообразный,
Наш вынужденный дифирамб
Блеснет, всех стоп игрой алмазной.

Одна строка совсем чиста,
А в следующей есть пиррихий;
Стих, где галоп, где щелк хлыста,
Переливается, вдруг, в тихий.

Пусть разрушителен хорей,
Вползающий коварным змеем:
Он вихрь, смерч ледяной морей,
Скалистым скинутый спондеем.

Ты, как державный океан,
В себя приемлющий все реки,
Царишь, спокойный великан,
Непокоряемый вовеки.
___
По копии конспекта Д. Б. Беркович (Архив Лукницкого).

Дат.: между 15 и 29 ноября 1920 — по датировке конспекта занятий «Студии поэзотворчества», составленного Д. Б. Беркович.

Коллективный текст, созданный студентами «Студии стихотворчества» при «Всемирной литературе» под руководством и при участии Гумилёва.

Ст. 6. — Пиррихий — особая вспомогательная стопа из двух безударных слогов, способная замещать стопу как ямба, так и хорея. В русском силлаботоническом стихе достигается введением длииных (трех- и более сложных) слов (как то мы и видим в данном ст.). Ст. 12. — Спондей — стопа с так наз. сверхсхемным или внеметрическим ударением. Образуются сверхсхемные ударения
всегда только односложными словами (как то мы и видим в предшествующем стихе, где «опасность» хореического зачина «снята» цепочкой односложных слов). Ст. 14-16. — В работах Ломоносова и Сумарокова ямб считался «высоким» метром.


А вот еще у Гумилёва:

Основатели

Ромул и Рем взошли на гору, / Холм перед ними был дик и нем. / Ромул сказал: "Здесь будет город". / "Город, как солнце" - ответил Рем. Ромул сказал: "Волей созвездий / Мы обрели наш древний почет". / Рем отвечал: "Что было прежде, / Надо забыть, глянем вперед". "Здесь будет цирк, - про...

Рощи пальм и заросли алоэ...

Рощи пальм и заросли алоэ, / Серебристо-матовый ручей, / Небо, бесконечно-голубое, / Небо, золотое от лучей. И чего еще ты хочешь, сердце? / Разве счастье - сказка или ложь? / Для чего ж соблазнам иноверца / Ты себя покорно отдаешь? Разве снова хочешь ты отравы, / Хочешь биться в огн...

Рядами тянутся колонны…

Рядами тянутся колонны / По белым коридорам сна. / Нас путь уводит потаенный / И оглушает тишина. Мы входим в залу исполинов, / Где звезды светят с потолка, / Где три крылатые быка / Блуждают, цоколи покинув; Где, на треножник сев стеклянный, / Лукаво опустив глаза, / Бог с головою...

Обещанье

С протянутыми руками, / С душой, где звезды зажглись, / Идут святыми путями / Избранники духов ввысь. И после стольких столетий / Чье имя - горе и срам, / Народы станут, как дети, / И склонятся к их ногам. Тогда я воскликну: "Где вы, / Ты, созданная из огня, / Ты помнишь мои обеты ...

С тобой мы связаны одною цепью…

С тобой мы связаны одною цепью, / Но я доволен и пою, / Я небывалому великолепью / Живую душу отдаю. А ты поглядываешь исподлобья / На солнце, на меня, на всех, / Для девичьего твоего незлобья / Вселенная - пустой орех. И все-то споришь ты, и взоры стро...

С тобой я буду до зари…

С тобой я буду до зари, / На утро я уйду / Искать, где спрятались цари, / Лобзавшие звезду. У тех царей лазурный сон / Заткал лучистый взор; / Они - заснувший небосклон / Над мраморностью гор. Сверкают в золоте лучей / Их мантий багрецы, / И на сединах их кудрей / Алмазные венцы....