Похвала ямбу

  • Дата написания:

Тебе, четырехстопный ямб
Ритмически многообразный,
Наш вынужденный дифирамб
Блеснет, всех стоп игрой алмазной.

Одна строка совсем чиста,
А в следующей есть пиррихий;
Стих, где галоп, где щелк хлыста,
Переливается, вдруг, в тихий.

Пусть разрушителен хорей,
Вползающий коварным змеем:
Он вихрь, смерч ледяной морей,
Скалистым скинутый спондеем.

Ты, как державный океан,
В себя приемлющий все реки,
Царишь, спокойный великан,
Непокоряемый вовеки.
___
По копии конспекта Д. Б. Беркович (Архив Лукницкого).

Дат.: между 15 и 29 ноября 1920 — по датировке конспекта занятий «Студии поэзотворчества», составленного Д. Б. Беркович.

Коллективный текст, созданный студентами «Студии стихотворчества» при «Всемирной литературе» под руководством и при участии Гумилёва.

Ст. 6. — Пиррихий — особая вспомогательная стопа из двух безударных слогов, способная замещать стопу как ямба, так и хорея. В русском силлаботоническом стихе достигается введением длииных (трех- и более сложных) слов (как то мы и видим в данном ст.). Ст. 12. — Спондей — стопа с так наз. сверхсхемным или внеметрическим ударением. Образуются сверхсхемные ударения
всегда только односложными словами (как то мы и видим в предшествующем стихе, где «опасность» хореического зачина «снята» цепочкой односложных слов). Ст. 14-16. — В работах Ломоносова и Сумарокова ямб считался «высоким» метром.


А вот еще у Гумилёва:

Крест

Корней Иванович Чуковский, вот, / Попал я к босоногим дикарям, / Кормлю собой их я и повар сам - / Увы, наверно выйдет стих урод. / Корней, меня срамите Вы. Иона / Верней нашел приют, средь рыбья лона! / А я, увы, к Чуковскому попав, / Добыча я Чуковского забав. / Ведь кит, усложнивш...

На мотивы Грига

Кричит победно морская птица / Над вольной зыбью волны фиорда, / К каким пределам она стремится? / О чем ликует она так гордо? Холодный ветер, седая сага / Так властно смотрят из звонкой песни, / И в лунной грезе морская влага / Еще прозрачней, еще чудесней. Родятся замки из грезы лунн...

Ангел

Крылья плещут в небесах, как знамя, / Орлий клекот, бешеный полет - / Половина туловища - пламя, / Половина туловища - лед...

Утешение

Кто лежит в могиле, / Слышит дивный звон, / Самых белых лилий / Чует запах он. Кто лежит в могиле, / Видит вечный свет, / Серафимских крылий / Переливный снег. Да, ты умираешь, / Руки холодны, / И сама не знаешь / Неземной весны. Но идешь ты к раю / По моей мольбе, / Это так...

Левин, Левин, ты суров…

Левин, Левин, ты суров, / Мы без дров, / Ты ж высчитываешь триста / Мерзких ленинских рублей / С каталей / Виртуозней даже Листа. В пятисотенный альбом / Я влеком / И пишу строфой Роснара, / Но у бледных губ моих / Стынет стих / Се...

Видение

Лежал истомленный на ложе болезни / (Что горше, что тягостней ложа болезни?), / И вдруг загорелись усталые очи, / Он видит, он слышит в священном восторге - / Выходят из мрака, выходят из ночи / Святой Пантелеймон и воин Георгий. Вот речь начинает святой Пантелеймон / (Так сладко, когда...

Лето

Лето было слишком знойно, / Солнце жгло с небесной кручи, - / Тяжело и беспокойно, / Словно львы, бродили тучи. / В это лето пробегало / В мыслях, в воздухе, в природе / Золотое покрывало / Из гротесок и пародий. / Точно кто-то, нам знакомый, / Уходил к пределам рая, / А за ним с...

Портрет

Лишь черный бархат, на котором / Забыт сияющий алмаз, / Сумею я сравнить со взором / Ее почти поющих глаз. Ее фарфоровое тело / Томит неясной белизной, / Как лепесток сирени белой / Под умирающей луной. Пусть руки нежно-восковые, / Но кровь в них так же горяча, / Как перед образом ...

Соединение

Луна восходит на ночное небо / И, светлая, покоится влюбленно. По озеру вечерний ветер бродит, / Целуя осчастливленную воду. О, как божественно соединенье / Извечно созданного друг для друга! Но люди, созданные друг для друга, / Соединяются, увы, так редко.